Главная » Брачный договор » Брачный договор: проблемы правоприменения

Брачный договор: проблемы правоприменения

БРАЧНЫЙ ДОГОВОР: ПРОБЛЕМЫ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ

Невзгодина Елена Львовна, кандидат юридических наук, профессор, заведующая кафедрой гражданского права Омского государственного университета.

Отход отечественного законодателя от императивного регулирования правового режима имущества супругов (как нажитого в браке, так и добрачного) — впервые в ст. 256 Гражданского кодекса РФ, а затем и в гл. 8 Семейного кодекса РФ — следует отнести к числу наиболее радикальных и, несомненно, отвечающих требованиям времени новелл действующего законодательства. В то же время нельзя не отметить определенную недоговоренность, излишнюю лаконичность правовых норм, регулирующих договорный режим имущества супругов. Прежде всего следует определиться с юридической природой брачного договора. Если исходить из классического (легального) определения сделок как волевых действий субъектов права, направленных на возникновение правовых последствий, то очевидно, что гражданское право не обладает «монополией» на сделки, или, что то же, сделки могут быть регулятором не только «стерильно чистых» гражданско-правовых отношений, тем более что существует целый ряд смежных отраслей права, настолько связанных между собой, что провести прямую разделительную линию между ними, делающую их «химически чистыми», можно лишь искусственно. А потому сделки известны и другим отраслям права в качестве регулятора общественных отношений, составляющих предмет отрасли права. В юридической литературе уже широко обсуждается проблема сделок в трудовом праве. И действующий СК РФ предусматривает целый ряд сделок, которые носят ярко выраженную гражданско-правовую «окраску», и потому к ним в силу прямого указания СК РФ (например, п. 2 ст. 43, п. 1 ст. 100, п. 1 ст. 101) либо с учетом ст. ст. 3, 4 применяются нормы гражданского права либо его общие начала и принципы (в частности, брачный договор — гл. 8, соглашения об уплате алиментов — гл. 16, соглашение между супругами о разделе общего имущества и определении долей в общем имуществе — п. 2 ст. 38, п. 1 ст. 39, соглашения, касающиеся раздела имущества крестьянского (фермерского) хозяйства и определения размера долей в праве общей совместной собственности на такое имущество — п. 2 ст. 33, соглашение между супругами о принадлежности вкладов, внесенных в период брака на имя их не общих несовершеннолетних детей — по смыслу п. 5 ст. 38; договор между супругами и суррогатной матерью — по смыслу п. 3 ст. 52 СК РФ). Несмотря на то что брачный договор, лишь в общем виде упомянутый в нормах гражданского права (ст. 256 ГК РФ), более подробно урегулирован в СК РФ, такой договор является сделкой, одним из видов гражданско-правового договора, что признается большинством исследователей lt;1 gt;, хотя и весьма специфическим его видом, подчиняющимся нормам не только гражданского, но и семейного законодательства. Доказательством тому являются не только нормы СК РФ, предусматривающие возможность квалифицировать брачный договор как ничтожную или оспоримую сделку по тем же основаниям, что и иные (любые) гражданско-правовые сделки (ст. 44), и не только нормы СК РФ, предусматривающие те же основания и порядок изменения, расторжения брачного договора и одностороннего отказа от его исполнения, которые предусмотрены в качестве общего правила для гражданско-правовых договоров. Убедительным доказательством гражданско-правового характера брачного договора является содержащийся в п. 3 ст. 42 СК РФ перечень условий, которые не могут быть включены в содержание брачного договора. Кроме общего и для гражданского, и для гражданско-процессуального права (ст. 22 ГК РФ, п. 2 ст. 3 ГПК РФ) запрета ограничения в брачном договоре правоспособности и дееспособности супругов (очевидно, что этот запрет распространяется и на трудовую, избирательную и всякую иную по отраслевой принадлежности правосубъектность граждан), п. 3 ст. 42 СК РФ запрещает включать в брачный договор условия, касающиеся как раз «чисто» семейных отношений между супругами. В отличие от общего правила относительно гражданско-правовых договоров, брачный договор, будучи соглашением со специфическим субъектным составом, не может создавать прав и обязанностей для третьих лиц, в том числе членов семьи супругов, в частности их детей, родителей и других родственников lt;2 gt;. ——————————— lt;1 gt; См.: Гонгало Б. М., Крашенинников П. В. Содержание брачного договора // Семейное и жилищное право. 2005. N 4. С. 24. Именно гражданско-правовая природа брачного договора является основанием для исследования таких гражданско-правовых мер ответственности, допустимых в случае его нарушения, как неустойка и возмещение убытков (См.: Альбиков И. Р. Ответственность по брачному договору // Семейное и жилищное право. 2011. N 1. С. 6 — 8). lt;2 gt; См.: Титаренко Е. П. Содержание брачного договора // Нотариус. 2008. N 5. С. 28.



Иными словами, законодатель рассматривает брачный договор как возможный регулятор лишь общегражданских, но не семейных отношений между супругами, оставляя функцию регулирования семейных отношений только закону. Очевидно, что регулятором гражданских отношений является гражданский договор, что в полной мере относится и к брачному договору, способному регулировать лишь имущественные отношения между супругами и лишь до тех пределов, которые очерчены императивными нормами СК РФ, потому что за этими пределами начинается семейно-правовое регулирование соответствующих отношений. Так, супруги могут в брачном отношении урегулировать вопросы, касающиеся их участия в доходах друг друга, могут договориться о взаимном содержании друг друга (и то и другое связано с гражданско-правовыми институтами права раздельной, долевой и совместной собственности на имущество), но не могут отменить предусмотренное императивной нормой ст. 89 СК РФ право нетрудоспособного супруга на получение содержания с другого супруга. Следует иметь в виду, что предусмотренная в п. 1 ст. 89 СК РФ обязанность супругов во всех случаях материально поддерживать друг друга не носит юридического, т. е. обязательного, обеспеченного государственным принуждением характера. Такая обязанность — из области морали и, кроме того, является отражением права супругов как участников совместной собственности на нажитое в браке имущество (в том числе на доходы, получаемые каждым из супругов, поскольку они тоже относятся к совместной собственности) определить порядок владения, пользования и распоряжения общим имуществом (п. 1 ст. 253 ГК РФ). Юридическая же обязанность «материально поддерживать», а именно алиментная обязанность, никогда не возникает как взаимная, а, напротив, возлагается лишь на одного супруга по отношению к другому и лишь при наличии условий, указанных в законе. Следует специально подчеркнуть, что имущественные отношения между супругами, кроме алиментных обязательств, являются именно гражданско-правовыми. Право собственности — единоличной, долевой или совместной — это изначально один из центральных гражданско-правовых институтов, а субъективное право собственности — всегда гражданское право. И особый субъектный состав права совместной собственности, когда речь идет о членах крестьянского (фермерского) хозяйства, о жильцах квартиры, приватизировавших ее в общую долевую или даже совместную собственность (когда это допускалось законом независимо от характера семейных отношений между «приватизаторами»), либо о супругах, не меняет гражданско-правового характера отношений собственности. Урегулировав отношения совместной собственности супругов, ГК РФ, отдавая дань сложившимся стереотипам, предоставил СК РФ урегулировать лишь «детали», в частности, касающиеся правил определения долей в общем имуществе супругов при его разделе и порядок такого раздела (п. 4 ст. 256). Представляется, что включение института брачного договора (а вместе с тем — договорного режима имущества супругов) не в ГК, а в СК РФ объясняется определенной «робостью» законодателя, впервые в истории постреволюционного периода, наконец разрешившего супругам самим определять режим имеющегося у них имущества. Это был значительный, но лишь первый шаг. Хочется надеяться, что при дальнейшем совершенствовании законодательства законодатель отважится сделать и второй шаг — легально квалифицировать брачный договор как гражданско-правовую сделку (договор) со всеми вытекающими юридическими последствиями, каковой она по сути является и в настоящее время. В настоящее же время правовое регулирование договорного режима имущества супругов законодательством Российской Федерации является слишком лаконичным, а в ряде случаев — неопределенным, что не может не порождать проблем в практике заключения брачных договоров и главным образом в правоприменительной практике по спорам, связанным с ними и касающимся их действительности, толкования, изменения и расторжения. Между тем с введением в оборот недвижимости, ценных бумаг, развитием предпринимательской деятельности, сосредоточением в собственности супругов все большего по объему, стоимости и социальной значимости имущества на фоне непрекращающегося увеличения количества разводов именно договорные отношения супругов по поводу имеющегося в семье имущества приобретают все большее практическое значение. Соответственно, заключением брачного договора супруги могут обезопасить себя от имущественных потерь в случае развода, а во многих случаях — обойтись без судебного разбирательства, заменив его соглашением (договором) о разделе нажитого в браке имущества. В то же время наблюдающийся постепенный рост количества заключаемых брачных договоров с неизбежностью повлечет за собой увеличение судебных споров, связанных с применением условий брачного договора как в период брака, так и (главным образом) в случае его прекращения. На практике все чаще возникают ситуации, когда супруги, приобретая в браке (при отсутствии брачного договора) то или иное недвижимое имущество (главным образом жилую недвижимость), уже при заключении договора купли-продажи в качестве покупателей настаивают на том, чтобы в нем были указаны их доли в праве собственности на приобретаемое имущество, причем зачастую не равные и конкретно обозначенные. Впоследствии спор возникает либо в связи с тем, что регистрирующий орган отказывается регистрировать и договор купли-продажи, и, соответственно, доли в праве собственности супругов-покупателей согласно этому договору, либо в связи с тем, что благополучно зарегистрированный договор и право собственности на доли затем оспариваются супругом, которому досталась меньшая доля (обычно в случае расторжения брака и раздела нажитого в нем имущества). В качестве примера можно привести следующий судебный спор. Во время брака супруги приобрели дом. Согласно договору купли-продажи, благополучно зарегистрированному регистрирующим органом, не усомнившимся в правомерности договора, и выданному им же каждому из супругов свидетельству о праве собственности жене принадлежало 1/5, а мужу — 4/5 в праве собственности на приобретенную недвижимость. Через несколько лет при разделе имущества в связи с расторжением брака жена в судебном порядке потребовала раздела имущества, в том числе и дома, в равных долях как нажитого в браке и потому являющегося общей совместной собственностью супругов (ст. ст. 34, 39 СК РФ). Однако суд не удовлетворил указанное требование, посчитав, что супруги, приобретая по обоюдному согласию недвижимость в долевую собственность, тем самым по своей воле определили в данном случае режим не совместной, а долевой собственности lt;3 gt;. Кассационная инстанция поддержала решение районного суда, посчитав, что супруги, приобретая по договору купли-продажи в долевую собственность недвижимость, тем самым одновременно по взаимному волеизъявлению прекратили режим совместной собственности на эту недвижимость, т. е. «воспользовались правом, предоставленным им п. 2 ст. 38 СК РФ, а потому режим общей совместной собственности супругов не возник» lt;4 gt;. Не увенчалась успехом и подача надзорной жалобы. ——————————— lt;3 gt; См.: решение Центрального районного суда г. Барнаула от 6 августа 2009 г. N 2-2879/09 // СПС «КонсультантПлюс». lt;4 gt; Определение судебной коллегии Алтайского краевого суда от 16 сентября 2009 г. // СПС «КонсультантПлюс».



С такой позицией согласиться нельзя. Приобретая в долевую собственность жилую недвижимость, супруги тем самым уже договором купли-продажи (т. е. до возникновения права собственности на эту недвижимость) изменили законный режим имущества супругов, приобретаемого во время брака. Между тем такая возможность предоставлена законом супругам только в случае заключения брачного договора, которым можно менять режим общей совместной собственности, устанавливать режим долевой или раздельной собственности на любое имущество супругов, в том числе не только на уже имеющееся, но и в отношении будущего имущества супругов (п. 1 ст. 42 СК РФ). Договором же о разделе имущества, возможность заключения которого предусмотрена для супругов в ст. 38 СК РФ, супруги могут разделить (в том числе и с установлением долевой собственности на имущество с указанием размера долей) лишь имущество, уже находящееся в их совместной собственности. Договор о разделе имущества не может подменять собой брачный договор. Однако на практике договоры о купле-продаже недвижимости супругами с определением в таких договорах конкретных долей супругов получают все большее распространение с последующей их регистрацией, а соответственно, все чаще такие договоры затем становятся предметом судебного спора по иску супруга (бывшего супруга), получившего меньшую долю в праве собственности на купленную в браке недвижимость. Характерно, что такие договоры не вызывают возражения даже тех авторов, которые справедливо полагают, что нельзя делить между супругами еще не приобретенную в собственность недвижимость, минуя брачный договор. Так, исходя именно из этого правила, Н. Клименко тем не менее не видит препятствий для заключения договора купли-продажи недвижимости супругами с определением долей в праве собственности на нее. «Представляется, — отмечает Н. Клименко, — что договор, по которому супруги купили недвижимость в долевую собственность, является лишь сделкой по приобретению имущества. Он не может быть одновременно соглашением о разделе совместной собственности супругов. Поэтому хотя доли в праве собственности на недвижимость и существуют, но каждая из них является их совместным имуществом, независимо от того, на чье имя оформлено право собственности» lt;5 gt;. Столь двойственная позиция представляется спорной. В самом деле, для чего в договоре купли-продажи недвижимости указывать доли супругов (в вышеприведенном примере — 1/5 одному и 4/5 другому супругу), если все равно вся недвижимость поступает в их совместную собственность и доли предполагаются равными? Это ничем не оправдано, более того, впоследствии в большинстве случаев ведет к судебному спору о разделе имущества исходя из равенства долей супругов по иску супруга, за которым зарегистрирована меньшая доля. ——————————— lt;5 gt; Клименко Н. Правила деления // ЭЖ-Юрист. 2010. N 39. С. 15.



Следует признать, что, приобретая в долевую собственность жилую недвижимость, супруги тем самым уже договором ее купли-продажи (т. е. до возникновения права собственности на эту недвижимость) изменяют законный режим имущества супругов, приобретаемого во время брака. Между тем такая возможность предоставлена законом супругам только в случае заключения брачного договора, которым можно отменять режим общей совместной собственности, устанавливать режим долевой или раздельной собственности на любое имущество супругов, в том числе не только на уже имеющееся, но и в отношении будущего имущества супругов (п. 1 ст. 42 СК РФ). Договором же о разделе имущества, возможность заключения которого предусмотрена для супругов в ст. 38 СК РФ, супруги могут разделить (в том числе и с установлением долевой собственности на имущество с указанием размера долей) лишь имущество, уже находящееся в их совместной собственности. Договор о разделе имущества не может быть заключен ранее, чем имущество, раздел которого по нему производится, станет совместной собственностью супругов, и не может подменять собой брачный договор. Другое дело, что супруги, как и иные субъекты гражданского права, вправе заключать друг с другом любые гражданско-правовые сделки. В этом плане при наличии обоюдного желания нет препятствий для установления супругами права долевой собственности на ту или иную нажитую в браке недвижимость, не заключая брачного договора. Но это возможно лишь после приобретения такой недвижимости в общую совместную собственность (независимо от того, на кого из супругов будет зарегистрировано право собственности на нее) и осуществимо это лишь путем заключения предварительно договора о разделе конкретного недвижимого имущества с указанием долей супругов, которые не обязательно должны быть равными (этот специфический договор предусмотрен в ст. ст. 38, 39 СК РФ). На основании данного договора, не требующего обязательного нотариального удостоверения, супруги регистрируют в регистрационной службе право собственности на доли с получением каждым супругом соответствующего свидетельства о праве собственности на долю. Затем нет препятствий и для заключения между супругами как обычными участниками гражданского оборота договора дарения своей доли одним супругом другому. В этом случае у другого супруга (одаряемого) возникает право единоличной собственности на всю недвижимую вещь (своя доля плюс подаренная) в соответствии с п. 1 ст. 36 СК РФ. В юридической литературе существует мнение о том, что соглашение о разделе супружеского имущества обладает признаками брачного договора и потому нуждается в нотариальном удостоверении lt;6 gt;. Представляется, что такое утверждение не соответствует ни букве, ни смыслу закона, поскольку соглашение о разделе уже нажитого имущества между супругами прямо предусмотрено законом как самостоятельное, отличное от брачного договора, соглашение (ст. 38 СК РФ), предполагающее письменную форму (ст. 161 ГК РФ), но не требующее в обязательном порядке нотариального удостоверения. При этом следует согласиться с тем, что были бы полезны определенные уточнения в законодательстве относительно сущностного взаимодействия этих двух договорных конструкций — договора о разделе имущества супругов и брачного договора lt;7 gt;. ——————————— lt;6 gt; См.: Байгушева Ю. В. Законный режим имущества супругов // Законы России: опыт, анализ, практика. 2008. N 8. С. 100. lt;7 gt; См.: Чашкова С. Ю. Система договорных обязательств в российском семейном праве: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 2004. С. 18; Тарусина Н. Н. Семейное право. Очерки из классики и модерна. Ярославль, 2009. С. 388.



Обязательного нотариального удостоверения требует брачный договор. Последний может быть заключен и в любое время после регистрации брака, и до его регистрации (со вступлением в силу со дня регистрации брака, даже если такой договор заключен лицами, состоящими в фактических брачных отношениях). Учитывая большую (и имеющую тенденцию к дальнейшему увеличению) распространенность фактических браков в России, представляется целесообразным разрешить и фактическим супругам заключать брачные договоры, в том числе и с условием установления режима совместной собственности на имущество, с внесением соответствующих изменений в ГК РФ и СК РФ. На практике реальна ситуация, когда стороны заключают брачный договор за пять, десять, пятнадцать лет до регистрации брака, продолжая жить в условиях фактических брачных отношений. Сохраняет ли силу такой договор, т. е. вступит ли он в действие после регистрации брака, столь отдаленной от даты его заключения? СК РФ не дает ответа на этот вопрос. Поскольку к семейным отношениям субсидиарно могут применяться нормы ГК РФ, было бы разумно применять в данном случае нормы ст. 429 ГК РФ о предварительном договоре, который действует в течение одного года после его заключения, если в договоре срок его действия не обозначен, что целесообразно закрепить непосредственно в законе. В правоприменительной практике возникает и вопрос о действии условий брачного договора во времени. Закон позволяет регулировать брачным договором правовой режим имущества супругов, как уже нажитого к моменту заключения договора, так и того, которое может быть нажито в будущем. Однако следует исходить из того, что в тех случаях, когда стороны не включили в договор условие о его обратной силе, не определили режим уже нажитого в браке к моменту заключения договора имущества, последнее сохраняет режим совместной собственности супругов, а действие брачного договора должно распространяться только на имущество, которое будет нажито в браке после вступления договора в силу. Поскольку в нормативном порядке не установлен предельный срок действия брачного договора, он может быть заключен как на определенный срок (срочный договор), так и без указания срока (бессрочный договор). Срочный договор будет регулировать правовой режим имущества супругов, их имущественные права и обязанности только в период действия договора. Например, условие о личном характере доходов, полученных каждым из супругов, в срочном договоре будет касаться только доходов, полученных супругами в период действия срочного договора, а не за все время состояния в браке. Нет препятствий для того, чтобы супруги связывали момент вступления в действие брачного договора (или какой-либо его части) с определенным юридическим фактом, который наступит или может наступить в будущем. Такой факт может зависеть (юридическое действие) или не зависеть от воли супругов (юридическое событие). Например, в брачном договоре может быть закреплено, что в случае рождения второго ребенка квартира, полученная мужем по наследству после смерти своей матери, становится совместной собственностью супругов, т. е. их общим имуществом (условная сделка под отлагательным условием). При этом право совместной собственности на такую квартиру возникнет у супругов не ранее регистрации такого права (на основании брачного договора) в регистрационном органе. При решении еще одного вопроса, все чаще возникающего в последние годы в судебной практике, следует иметь в виду, что если брак между супругами официально расторгнут, то очевидно, что после этого нет смысла в заключении брачного договора. Но если брак расторгнут в суде до 1 мая 1996 г., а развод в установленном порядке еще не зарегистрирован в органах загса, возможность заключения брачного договора сохраняется (так как брак в таких случаях не считается расторгнутым до регистрации развода в загсе хотя бы одним из супругов). Правовой режим имущества супругов при осуществлении одним из них или обоими предпринимательской деятельности требует отдельного рассмотрения. Тем не менее следует согласиться с тем, что в отношении имущества супругов, связанного с предпринимательской деятельностью, должен действовать режим раздельной собственности lt;8 gt;. ——————————— lt;8 gt; См.: Григоренко С. Индивидуальный предприниматель как субъект права общей собственности // Хозяйство и право. 2000. N 7. С. 7.



Нет в СК РФ должной определенности и применительно к вопросам, касающимся субъектного состава брачного договора. Может ли брачный договор заключаться представителем по доверенности, опекуном супруга, признанного недееспособным в силу наступившего психического расстройства, с другим супругом? Или это договор, обладающий строго личным характером, и представительство здесь недопустимо? В литературе по этому поводу высказаны противоположные точки зрения. Думается, что, в отличие от большинства иных сделок имущественного характера, брачный договор нерасторжимо связан с личностью его участников, а поэтому не может быть заключен с участием представителя. Он может быть заключен только лично и только дееспособными гражданами, достигшими брачного возраста либо вступившими в установленном порядке в брак ранее этого возраста с приобретением с этого момента полной дееспособности — ст. 21 ГК РФ. Следует отметить, что законодательство зарубежных стран, по-разному решая вопрос о простой письменной или нотариальной форме брачного договора, тоже обычно требует личного участия сторон договора в его заключении (подписании), причем если договор в качестве условий определяет режим недвижимого имущества супругов, то он требует и соответствующей регистрации в органах, регистрирующих сделки с недвижимостью. При этом во всех зарубежных правопорядках, допускающих и регулирующих брачные договоры, в той или иной форме предусмотрен специальный механизм их регистрации, позволяющий заинтересованным лицам получить определенную информацию о договоре, по крайней мере о факте его наличия. Представляется, что соответствующие нормы было бы весьма целесообразно включить и в отечественное законодательство, что способствовало бы устойчивости гражданского оборота, стало бы существенной гарантией защиты интересов партнеров супругов по договорам, прежде всего в сфере предпринимательской деятельности, а также в связи с тем, что одни и те же лица могут заключить разные по содержанию брачные договоры одновременно у нескольких нотариусов, что отнюдь не способствует устойчивости семейных имущественных отношений и гражданского оборота в целом. В нотариальной и судебной практике все чаще возникают вопросы: возможно ли в рамках брачного договора осуществить переход права собственности на определенное имущество от одного супруга к другому? Можно ли с помощью брачного договора защитить свое право на жилье в случае расторжения брака? Закон прямого ответа на эти вопросы не дает. Представляется, что соответствующие условия брачного договора не противоречат ни гражданскому (жилищному), ни семейному законодательству. Например, в брачном договоре супругов может быть указано, что исключительной собственностью жены становятся автомобиль и квартира, приобретенные во время брака и зарегистрированные на имя мужа. В таких случаях для удостоверения брачного договора супруги должны представить нотариусу свидетельство о браке, правоустанавливающие и другие документы, необходимые для заключения договора об отчуждении автомобиля, недвижимого имущества. С правовой точки зрения такой переход права собственности от одного супруга к другому предусмотрен брачным договором безвозмездно. В этом случае нет надобности удостоверения самостоятельного договора (дарения, купли-продажи). Брачный договор — это сделка между супругами, а согласно ст. 218 ГК РФ право собственности может возникать у конкретного субъекта гражданского права на основании договоров купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении имущества. Такой «иной» сделкой в данном случае выступает брачный договор. После нотариального удостоверения договора и на его основе супруг имеет право зарегистрировать на свое имя машину, произвести регистрацию перехода к нему права собственности на квартиру в полном объеме в регистрирующем органе. Для этого нотариус должен выдать супругам необходимое количество копий брачного договора. Судебная практика свидетельствует о том, что все чаще с исками о признании брачного договора недействительным обращаются наследники умершего супруга — стороны такого брачного договора, ссылаясь на то что содержание брачного договора, по которому все или намного большая часть совместно нажитого имущества является собственностью пережившего супруга. Несмотря на то что в предъявлении такого иска несомненно наличие юридического интереса наследников, такие споры не подлежат судебному рассмотрению. В силу прямого указания п. 2 ст. 44 СК РФ (как и в отношении любой кабальной сделки — в силу ст. 179 ГК РФ) в качестве истца по таким спорам может выступать лишь сторона брачного договора, т. е. только сам супруг. Ведь смысл брачного договора как раз в том, чтобы супруги могли по обоюдному согласию самостоятельно решить вопрос о принадлежности им (или одному из них) того или иного имущества, именно поэтому только каждому из супругов, но не третьим лицам законом предоставлено право решать вопрос о том, ставит ли этот договор одного из супругов в крайне тяжелое положение, заключен ли этот договор на кабальных условиях или под влиянием угрозы, насилия, заблуждения и т. п. Наследники же супруга — стороны брачного договора — могут требовать признания такого договора недействительным, лишь ссылаясь на недееспособность этого супруга на момент заключения им брачного договора, в соответствии с п. п. 1 и 2 ст. 177 ГК РФ. Еще один вопрос, имеющий важное практическое значение, заключается в том, как будет наследоваться имущество после смерти одного из супругов, если есть брачный договор, установивший режим раздельной собственности супругов на то или иное имущество? Согласно буквальному тексту ст. 40 СК РФ брачный договор действует только на время существования брака и на случай прекращения брака его расторжением, но не смертью одного из супругов. И Постановление Пленума Верховного Суда РФ lt;9 gt; подтверждает, что положения брачного договора о режиме имущества супругов на случай расторжения брака не могут применяться в наследственных правоотношениях. Надо ли это понимать так, что смерть супруга — это одно из оснований возникновения (возобновления) права общей совместной собственности супругов с равенством их долей независимо от содержания брачного договора? И в таком случае наследники умершего супруга (а обязательные наследники — даже при наличии завещания в пользу пережившего супруга) будут иметь право на свою долю в наследстве? Иными словами, как быть с наследованием движимого имущества при наличии брачного договора о его разделе и, соответственно, прекращении права общей совместной собственности после смерти одного из супругов: считать, что брачный договор утрачивает силу, восстанавливается в силу факта смерти режим общей совместной собственности супругов и половина из такого имущества — наследственная масса? ——————————— lt;9 gt; См.: пункт 33 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 «О судебной практике по делам о наследовании» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. N 7.



Речь идет именно о движимом имуществе, так как право собственности на недвижимое имущество в силу брачного договора еще не возникает, а уж если единоличное право на недвижимость, купленную в браке, в силу брачного договора уже зарегистрировано за одним — пережившим — супругом, то после смерти другого супруга наследование на его долю в праве собственности на когда-то купленную в браке недвижимость не открывается, ибо нет этой доли у умершего, а потому она не входит в состав наследства. Вопрос же может возникнуть в отношении конкретных движимых вещей, а также по поводу ценных бумаг, вкладов в банках и иных имущественных прав. Предположим, что по условиям брачного договора вклад, открытый на имя каждого из супругов, считается его личной собственностью. Означает ли это, что данное правило действует лишь во время брака и на случай его расторжения или сохраняется (вопреки буквальному тексту ст. 40 СК РФ) и в случае прекращения брака смертью одного из супругов? Думается, что разумным является именно второй вариант ответа. В ином случае пришлось бы признать, что смерть одного из супругов — самостоятельное и не предусмотренное законом основание (юридический факт) возникновения (возобновления) права общей совместной собственности супругов (причем супруга живого и умершего), что абсурдно само по себе и противоречит закону: в силу п. 3 ст. 244 ГК РФ образование совместной собственности возможно лишь в предусмотренных законом случаях, а «нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать настоящему Кодексу» (абз. 2 п. 2 ст. 3 ГК РФ). С целью внесения ясности в этот вопрос и полного соответствия норм п. 3 ст. 244 ГК РФ и ст. 40 СК РФ последнюю целесообразно изложить в следующей редакции: «Брачным договором признается соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его прекращения по любым основаниям, если иное не предусмотрено в брачном договоре». Такая редакция статьи, во-первых, устранит ее неполное соответствие п. 3 ст. 244 ГК РФ, во-вторых, внесет полную ясность в ее применение в случае смерти одного из супругов, а в-третьих, оставляет возможность для супругов заключить брачный договор с распространением его условий лишь на случай расторжения брака, но не его прекращения в случае смерти одного из супругов, защитив тем самым интересы обязательных наследников, а равно возможность распорядиться каждым из супругов нажитым в браке имуществом на случай своей смерти путем составления завещания.



Пристатейный библиографический список

1. Альбиков И. Р. Ответственность по брачному договору // Семейное и жилищное право. 2011. N 1. 2. Байгушева Ю. В. Законный режим имущества супругов // Законы России: опыт, анализ, практика. 2008. N 8. 3. Гонгало Б. М., Крашенинников П. В. Содержание брачного договора // Семейное и жилищное право. 2005. N 4. 4. Григоренко С. Индивидуальный предприниматель как субъект права общей собственности // Хозяйство и право. 2000. N 7. 5. Клименко Н. Правила деления // ЭЖ-Юрист. 2010. N 39. 6. Тарусина Н. Н. Семейное право. Очерки из классики и модерна. Ярославль, 2009. 7. Титаренко Е. П. Содержание брачного договора // Нотариус. 2008. N 5. 8. Чашкова С. Ю. Система договорных обязательств в российском семейном праве: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 2004.

О admin

x

Check Also

Брачный договор: заполненный образец, бланк, шаблон с примером

Брачный договор: образец составления договора супругов Системой нормативных правовых актов регламентирован стандартный принцип, определяющий, что мужу и жене все имущественные ...

Брачный договор для ипотеки: образец, условия, оформление

Брачный договор – бумажный документ, заключаемый мужем и женой, оговаривающий будущую жизнь молодоженов, их финансовые и имущественные отношения. Эффективный способ ...

Брачный договор: как заключить контракт о раздельной собственности супругов

Все нюансы составления брачного договора – как мирно разделить имущество В большинстве развитых стран мира брачный договор является самым эффективным ...

Брачный договор между супругами

Здравствуйте, уважаемые читатели! Сегодняшняя тема – брачный договор между супругами. Хочу привести пару примеров. когда заключение брачного договора только укрепляет ...