Главная » Банкротство » Некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении требований кредиторов в деле о банкротстве должника (Каменев А

Некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении требований кредиторов в деле о банкротстве должника (Каменев А

Дата размещения статьи: 21.04.2015

Некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении требований кредиторов в деле о банкротстве должника (Каменев А

Порядок рассмотрения арбитражными судами требований кредиторов в рамках дела о банкротстве должника предусмотрен статьями 71 и 100 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве).

Так, в процедуре наблюдения при банкротстве должника по общим правилам, как и в процедуре конкурсного производства при упрощенной процедуре банкротства ликвидируемого или отсутствующего должника, применяются правила статьи 71 Закона о банкротстве. В процедурах банкротства — финансовое оздоровление, внешнее управление и конкурсное производство — применяется статья 100 Закона о банкротстве.

В соответствии с пунктом 1 названных статей Закона о банкротстве кредиторы вправе предъявить свои требования к должнику.

Вместе с тем от времени (срока) реализации кредиторами указанных прав зависит степень их участия в деле о банкротстве (включая возможность реализации специальных прав кредиторами, чьи требования обеспечены залогом имущества должника).

Сроки, в течение которых кредиторы вправе реализовать свои права на предъявление требований к должнику, установлены пунктом 1 статьи 71, пунктом 1 статьи 142, пунктом 2 статьи 225 и пунктом 2 статьи 228 Закона о банкротстве.

В частности, для процедуры наблюдения установлен тридцатидневный срок предъявления требований; месячный срок — для конкурсного производства ликвидируемого и отсутствующего должника; двухмесячный срок — для конкурсного производства при банкротстве должника в общем порядке.

Исчисление сроков для предъявления кредиторами требований в деле о банкротстве должника связано с моментом опубликования арбитражным управляющим сообщения о введении соответствующих процедур банкротства (статья 28 Закона о банкротстве).

Кроме права на предъявление требований в установленный законом срок, кредиторы обязаны также обеспечить представление суду, должнику и арбитражному управляющему судебного акта или иных документов, подтверждающих обоснованность этих требований.



При выполнении обязанности по представлению необходимых доказательств кредиторы согласно части 1 статьи 49 и части 1 статьи 130 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) вправе изменить основания или предмет иска (заявления); увеличить или уменьшить размер требований; соединить в одном заявлении несколько требований — как связанных между собой по основаниям возникновения или по представленным доказательствам, так и не связанных между собой (применительно к пункту 4 статьи 39 Закона о банкротстве).

В этом случае следует принимать во внимание разъяснения, данные в пункте 3 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее — ВАС РФ) от 31.10.1996 N 13 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции» (далее — Постановление N 13) и в пункте 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 N 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» (далее — Постановление N 35).

При реализации указанных процессуальных прав кредиторы должны учитывать как сроки, установленные для предъявления требований к должнику, так и содержание уточненного или объединенного требования.

Уточнение заявленного кредитором требования может касаться только увеличения суммы требования, либо изменения его основания или предмета, либо того и другого, или такое уточнение станет дополнительным требованием, ранее не указанным в первоначальном заявлении.

Соблюдение кредитором предусмотренных Законом о банкротстве сроков имеет для него важное правовое значение, поскольку от этого зависит, подлежит ли его требование в случае признания его судом обоснованным включению в реестр требований кредиторов (включая требования залогодержателя) либо нет; подлежит ли такое требование рассмотрению судом в процедуре, следующей за процедурой наблюдения (для случаев рассмотрения требований кредиторов в наблюдении), или вообще не будет подлежать учету в данном реестре, а будет удовлетворяться в порядке, предусмотренном пунктом 4 статьи 142 Закона о банкротстве (для случаев рассмотрения требований кредиторов в конкурсном производстве).



Также соблюдение указанных сроков важно и в тех случаях, когда судебные акты о процедурах, применяемых в деле о банкротстве, были пересмотрены либо расторгнуто мировое соглашение, утвержденное судом в рамках дела о банкротстве. Например, при пересмотре судом вышестоящей инстанции судебного акта о введении соответствующей процедуры банкротства и при введении той же процедуры новое сообщение арбитражного управляющего о процедуре банкротства не должно являться основанием для предъявления требований кредиторов заново.

Приведенные выше обстоятельства при применении указанных норм права иногда на практике вызывают вопросы как у суда, так и у лиц, участвующих в деле о банкротстве.

Целью настоящей статьи является отражение ключевых позиций по отдельным процессуальным вопросам, возникающим при рассмотрении требований кредиторов в деле о банкротстве.

На основании анализа некоторых судебных актов приведены лишь определенные случаи, встречающиеся в судебной практике Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа (далее — ФАС СЗО).

Объявление, данное временным управляющим о введении в отношении должника процедуры наблюдения, опубликовано в газете «Коммерсантъ» 16.02.2013.

Организация (кредитор) в порядке статьи 71 Закона о банкротстве обратилась в арбитражный суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов общества требований, объединенных по разным обязательствам, на общую сумму 1 622 412 руб. 56 коп.

Состав и размер требований основан на следующих обязательствах сторон:

— по контракту от 26.08.2009 N 91/09 — в сумме 76 932 руб. 77 коп. долга;

— по контракту от 01.09.2010 N 89/10 — в сумме 59 450 руб. долга;

— по контракту от 15.09.2010 N 90/10 — в сумме 10 767 руб. 23 коп. долга;

— по контракту от 04.06.2012 N 41/12 — в сумме 1 475 262 руб. 56 коп. долга.

В ходе рассмотрения данных требований 28.05.2013 кредитором в порядке части 1 статьи 49 АПК РФ уточнены требования в части контракта от 26.08.2009 N 91/09, которые увеличены с 76 932 руб. 77 коп. на 400 000 руб. При этом от требований по остальным обязательствам должника кредитор отказался.



Суд первой инстанции принял названные уточнения кредитора, признал его требования по этому обязательству в сумме 476 932 руб. 77 коп. обоснованными и включил их в реестр требований кредиторов.

Постановлением апелляционного суда определение суда первой инстанции в части включения требования организации в реестр требований кредиторов общества в размере 400 000 руб. отменено. В части 76 932 руб. 77 коп. определение оставлено без изменения.

Суд посчитал, что требование кредитора на 400 000 руб. по одному из обязательств было уточнено заявлением уже после истечения тридцатидневного срока, предусмотренного пунктом 1 статьи 71 Закона о банкротстве, поэтому признано подлежащим рассмотрению в процедуре, следующей за процедурой наблюдения (пункт 7 статьи 71 Закона о банкротстве).

Кассационная инстанция отменила Постановление апелляционного суда в этой части и направила дело на новое рассмотрение в тот же суд исходя из того, что апелляционная инстанция неверно истолковала часть 1 статьи 49 АПК РФ и разъяснения, данные в пункте 9 Постановления N 35, а потому необоснованно применила последствия, предусмотренные пунктом 7 статьи 71 Закона о банкротстве.

Как указал суд кассационной инстанции в своем постановлении, апелляционный суд не учел разъяснений, содержащихся в абзаце пятом пункта 3 Постановления N 13, из которых следует, что под увеличением размера исковых требований понимается увеличение суммы иска по тому же требованию, которое было заявлено истцом в исковом заявлении. Увеличение размера исковых требований не может быть связано с предъявлением дополнительных исковых требований, которые не были истцом заявлены в исковом заявлении.

Поскольку в данном случае первоначально заявленные требования кредитора по основанию и предмету не изменялись, а были лишь увеличены по размеру, то основания не рассматривать заявленное требование в процедуре наблюдения у суда апелляционной инстанции отсутствовали (дело N А56-72374/2012).

При рассмотрении судом обоснованности заявленных требований кредитор в порядке части 1 статьи 49 АПК РФ увеличил размер этих требований на 571 604 931 руб. 24 коп. и указал, что такая задолженность возникла из того же обязательства.



Определением суда первой инстанции от 31.08.2012 требование организации с учетом заявления об увеличении его размера (всего 579 404 931 руб. 24 коп.) было включено в третью очередь реестра требований кредиторов общества.

Постановлением апелляционного суда определение суда первой инстанции отменено. Заявление организации о включении ее требований в указанный реестр в полном объеме признано как предъявленное в суд с нарушением срока, предусмотренного пунктом 1 статьи 71 Закона о банкротстве, и подлежащее рассмотрению согласно пункту 7 указанной статьи Закона в процедуре, следующей за процедурой наблюдения.

ФАС СЗО отменил Постановление апелляционного суда и направил дело на новое рассмотрение в ту же инстанцию, придя к следующим выводам. Во-первых, тридцатидневный срок для предъявления требований в процедуре наблюдения апелляционным судом был исчислен неверно. Во-вторых, требования кредитора (как первоначальное, так и дополнительное) на предмет обоснованности не проверялись.

При новом рассмотрении дела апелляционный суд, проверив соблюдение кредитором сроков предъявления требований в процедуре наблюдения, согласился с определением суда первой инстанции только в части включения требования организации в размере 7 800 000 руб. в реестр требований кредиторов общества. В остальной части требование кредитора апелляционной инстанцией признано новым, подлежащим рассмотрению в процедуре, следующей за процедурой наблюдения.

Проверяя уточненное требование кредитора в порядке части 1 статьи 49 АПК РФ, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что вознаграждение и расходы агента (хотя и основаны на одном агентском договоре) являются разными основаниями, причем их обоснованность подтверждается разными доказательствами.

ФАС СЗО пришел к аналогичным выводам, поскольку в соответствии с условиями агентского договора и в силу статьи 1006, пункта 2 статьи 1008 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства принципала по уплате вознаграждения и по возмещению расходов не являются одинаковыми. Первые обязательства могут являться неизменными, а вторые могут не наступить никогда, если в этом отсутствует необходимость. Более того, основания и размер задолженности по этим обязательствам доказываются по-разному. В одном случае — это установленная сторонами договора сумма, в другом — подтвержденная отчетом и оправдательными документами.



ФАС СЗО указал, что состав расходов агента, перечисленных в агентском договоре и в отчетах, а также их стоимость выходят за рамки установленного сторонами вознаграждения и являются самостоятельными требованиями в рамках одного и того же договора.

Поэтому при предъявлении требования кредитора в рамках судебного разбирательства по взысканию вознаграждения новое требование о расходах агента (поданное после первоначального) будет носить самостоятельный характер, изменяющий одновременно основание и предмет иска (заявления).

В данном случае такое требование, направленное в суд после истечения срока, установленного пунктом 1 статьи 71 Закона о банкротстве, подлежит рассмотрению в процедуре, следующей за процедурой наблюдения (дело N А56-70299/2011).

В рамках процедуры наблюдения по тому же делу банк обратился в арбитражный суд первой инстанции с заявлением о включении в реестр требований кредиторов общества требования в размере 280 112 603 руб. 49 коп. в связи с неисполнением должником договора от 26.09.2007 N ILC342 на открытие импортного документарного аккредитива без резервирования средств.

Заявление подано банком в суд в тридцатидневный срок для целей участия в первом собрании кредиторов.

Впоследствии после истечения указанного срока банк дважды (12.07.2012 и 09.08.2012) уточнял свои требования. Окончательное требование данного кредитора составило 281 971 317 руб. 35 коп., из которых 272 823 527 руб. 06 коп. — сумма долга по аккредитиву, 5 503 786 руб. 16 коп. — сумма комиссионного вознаграждения за рассрочку платежа, 3 644 004 руб. 13 коп. — сумма неустойки.

Определением суда первой инстанции уточненное требование банка признано обоснованным и подлежащим включению в реестр требований кредиторов общества.

Постановлением суда апелляционной инстанции указанное определение изменено: признано обоснованным и подлежащим включению в реестр требований кредиторов должника требование банка только в размере 272 823 527 руб. 06 коп. долга.



Суд посчитал, что обязательства общества в части комиссионного вознаграждения и неустойки имеют иные основания и предмет, нежели требования кредитора о взыскании основной задолженности, а потому заявление является в этой части новым требованием. Поскольку требования по комиссионному вознаграждению и неустойке заявлены с нарушением срока, установленного пунктом 1 статьи 71 Закона о банкротстве, то такие требования в силу пункта 7 указанной статьи подлежат рассмотрению арбитражным судом после введения процедуры, следующей за процедурой наблюдения.

ФАС СЗО согласился с выводами суда апелляционной инстанции, основанными на положениях части 1 статьи 49 АПК РФ, пунктов 1 и 7 статьи 71 Закона о банкротстве и пункта 9 Постановления N 35 (дело N А56-70299/2011).

Сведения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства опубликованы конкурсным управляющим 05.02.2011 в газете «Коммерсантъ».

Банк обратился с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника 80 068 000 руб., обеспеченных залогом имущества общества, согласно договору об ипотеке от 20.03.2009 N FL1539/СК/МС-И.

Заявление направлено банком в суд первой инстанции в срок, предусмотренный пунктом 1 статьи 142 Закона о банкротстве.

В судебном заседании 19.05.2011 банком в порядке статьи 49 АПК РФ уточнены требования в части увеличения размера требования до 146 164 000 руб. — долга, обеспеченного залогом имущества должника.

Определениями суда от 19.05.2011, 12.08.2011 и от 23.09.2011 рассмотрение требования банка неоднократно откладывалось.

В заседании суда первой инстанции 23.09.2011 банк в том же порядке вновь уточнил свое требование и просил, помимо ранее заявленного требования в сумме 80 068 000 руб., дополнительно включить в реестр еще одно требование в размере 66 096 000 руб. (также обеспеченное залогом имущества должника) на основании договора о последующей ипотеке от 20.03.2009 N FL1539/СК/МС-ПИ.

Вместе с тем банк ходатайствовал о выделении дополнительно заявленного им требования в отдельное производство с присвоением отдельного номера.



Определением суда от 18.11.2011 банку отказано в принятии дополнительного требования в размере 66 096 000 руб. в порядке, предусмотренном статьей 49 АПК РФ, но в то же время суд принял данное требование кредитора в качестве самостоятельного.

В связи с этим обстоятельством Определением от 30.12.2011 требование кредитора-залогодержателя в размере 80 068 000 руб. долга включено в третью очередь реестра как обеспеченное залогом имущества должника по договору об ипотеке от 20.03.2009 N FL1539/СК/МС-И.

Другим Определением от 29.12.2011 суд признал указанное дополнительное требование банка в размере 66 096 000 руб. также обоснованным, но указал, что оно подлежит удовлетворению из имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр (на основании пункта 4 статьи 142 Закона о банкротстве).

Обжалованное в апелляционном порядке Определение суда первой инстанции от 29.12.2011 апелляционный суд изменил в резолютивной части, изложив ее в иной редакции: «Признать обоснованным требование банка в размере 66 096 000 руб. основного долга, обеспеченного залогом по договору о последующей ипотеке от 20.03.2009 N FL1539//СК/МС-ПИ, с удовлетворением указанного требования из выручки от продажи заложенного имущества по договору о последующей ипотеке от 20.03.2009 N FL1539//СК/МС-ПИ, оставшейся после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований должника».

Тем не менее банк полагал, что уточненное им требование в размере 66 096 000 руб. подлежит включению именно в третью очередь реестра требований кредиторов (как обеспеченное залогом по договору о последующей ипотеке от 20.03.2009 N FL1539//СК/МС-ПИ), поскольку договоры залога, заключенные с должником, имеют одно основание возникновения — обеспечение обязательства по одному кредитному договору, заключенному банком с третьим лицом, а потому должны быть рассмотрены как одно требование.

Кассационная инстанция согласилась с постановлением суда апелляционной инстанции на том основании, что банк (являясь кредитором — залогодержателем имущества общества по денежному обязательству третьего лица и имея требования по двум договорам об ипотеке от 20.03.2009 N FL1539/СК/МС-И и FL1539/СК/МС-ПИ) предъявил свои требования по этим договорам в разное время. Тогда как предметом заявляемого в порядке статьи 100 Закона о банкротстве требования являлось не установление общего размера требования кредитора к должнику, а включение в реестр требований кредиторов должника конкретного обязательственного требования.



В соответствии с пунктом 1 статьи 334 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также со статьей 100, пунктами 1 и 4 статьи 142 Закона о банкротстве, с разъяснениями, данными в пункте 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя» (далее — Постановление N 58) и в пункте 9 Постановления N 35, суд кассационной инстанции пришел к выводу, что спорное требование банка на дополнительную сумму (предъявленное только 19.05.2011 и основанное на другом договоре ипотеки) является новым, поданным в момент соответствующего изменения, когда реестр требований кредиторов был уже закрыт (дело N А56-10202/2010).

Этим же решением в реестр требований кредиторов предприятия было включено требование банка в размере 38 303 411 руб. 42 коп. Данная сумма состояла из 17 019 800 руб. ссудной задолженности; 18 511 500 руб. просроченной ссудной задолженности; 66 293 руб. 84 коп. процентов за пользование кредитом; 1 740 937 руб. 59 коп. просроченной задолженности по уплате процентов; 822 314 руб. 77 коп. неустойки за просрочку уплаты основного долга; 96 614 руб. 05 коп. неустойки за просрочку уплаты процентов; 16 951 руб. 17 коп. платы за ведение ссудного счета; 29 000 руб. расходов по уплате государственной пошлины.

Сведения о признании ликвидируемого должника банкротом опубликованы конкурсным управляющим 17.03.2012 в газете «Коммерсантъ».

Банк 05.06.2012 обратился в арбитражный суд первой инстанции с заявлением о признании включенного в реестр требования в сумме 38 303 411 руб. 42 коп. обеспеченным залогом имущества должника.

Суд первой инстанции определением, оставленным без изменения апелляционным судом, отказал в удовлетворении заявления банка о признании за ним статуса залогового кредитора.

Постановлением ФАС СЗО судебные акты первой и апелляционной инстанций отменены; дело передано на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении суд первой инстанции удовлетворил указанное заявление: требование банка, учтенное в реестре требований кредиторов предприятия в размере 38 303 411 руб. 42 коп., признано обеспеченным залогом имущества должника и подлежащим удовлетворению из выручки от продажи заложенного имущества, оставшейся после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр.



Апелляционный суд поддержал выводы суда первой инстанции. Однако банк вновь не согласился с принятыми судебными актами и обжаловал их в кассационном порядке.

Не оспаривая тот факт, что заявление о признании за ним статуса залогового кредитора подано с пропуском срока, установленного пунктом 2 статьи 225 Закона о банкротстве, у судов, по мнению банка, не имелось оснований для исключения первоначального требования из реестра, поскольку в этом случае залогодержатель утрачивает только специальные права залогового кредитора (определение порядка и условий продажи заложенного имущества).

Суд кассационной инстанции не усмотрел того, что обжалованными судебными актами первоначальные требования банка были исключены из реестра, а потому согласился с применением судами двух инстанций последствий, предусмотренных пунктом 4 статьи 142 Закона о банкротстве.

Вместе с тем ФАС СЗО изменил обжалуемые судебные акты, изложив резолютивную часть определения суда первой инстанции в иной редакции, признав требование банка в сумме 37 384 482 руб. 60 коп. обеспеченным залогом имущества должника, подлежащим удовлетворению из выручки от продажи заложенного имущества, оставшейся после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр. В удовлетворении заявления банка о признании за ним статуса залогового кредитора в остальной части требования отказано.

Кроме того, суд кассационной инстанции отметил, что названные неустойки, включенные в реестр требований кредиторов должника, согласно пункту 17 Постановления N 58 и пункту 3 статьи 137 Закона о банкротстве учитываются отдельно в реестре требований кредиторов и подлежат удовлетворению после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов (платы за пользование деньгами) (дело N А21-8254/2011).

Соответствующие сведения опубликованы конкурсным управляющим 11.08.2012 в газете «Коммерсантъ».

Организация (кредитор) 14.09.2012 обратилась в суд первой инстанции с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника своего требования в размере 63 301 руб. 37 коп.



Суд первой инстанции Определением от 25.10.2012 отказал во включении заявленного кредитором требования в реестр требований кредиторов общества в связи с пропуском заявителем срока, предусмотренного пунктом 2 статьи 225 Закона о банкротстве, указав при этом, что требование кредитора в соответствии с пунктом 4 статьи 142 Закона о банкротстве подлежит удовлетворению за счет имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов должника.

По результатам обжалования кредитором решения о признании ликвидируемого должника банкротом постановлением апелляционного суда решение суда первой инстанции отменено, принят новый судебный акт, которым общество также признано несостоятельным (банкротом), открыто конкурсное производство по упрощенной процедуре банкротства ликвидируемого должника.

Сведения о процедуре банкротства, введенной в отношении должника, 19.01.2013 опубликованы в том же печатном издании.

Организация 16.02.2013 обратилась в суд с заявлением о пересмотре Определения от 25.10.2012 по правилам главы 37 АПК РФ.

Определением суда первой инстанции указанное заявление удовлетворено — определение об отказе во включении требований кредитора в реестр требований кредиторов должника отменено по новым обстоятельствам; назначена дата рассмотрения требования кредитора по существу.

Апелляционный суд отменил определение суда первой инстанции об удовлетворении заявления данного кредитора о пересмотре судебного акта по новым обстоятельствам и отказал заявителю.

Суд апелляционной инстанции исходил из того, что публикация сведений об открытии в отношении ликвидируемого должника конкурсного производства была надлежащим образом осуществлена еще 11.08.2012 и не утратила своего правового значения, в том числе и после отмены решения суда первой инстанции о признании должника несостоятельным (банкротом).

Кассационная инстанция оставила Постановление апелляционного суда без изменения, указав на то, что в данном случае введенная в отношении должника процедура банкротства (сначала судом первой инстанции, а после отмены и судом апелляционной инстанции) не изменилась. Поэтому осуществленная надлежащим образом первая публикация сведений об открытии в отношении названного должника конкурсного производства на основании решения суда первой инстанции не утратила своего правового значения и правовых последствий ни для должника, ни для его кредиторов. В этой связи основания для пересмотра определения суда первой инстанции об отказе во включении требований кредитора в реестр по новым или вновь открывшимся обстоятельствам отсутствовали (дело N А56-15573/2012).



Как показывает судебная практика, для правильного применения положений, предусмотренных частью 1 статьи 49 и частью 1 статьи 130 АПК РФ, в рамках дела о банкротстве необходимо учитывать специфику подобных дел и процессуальные нормы, предусмотренные специальным законом.

В частности, из приведенных примеров видно, что с учетом процессуальной нормы, предусмотренной специальным законом — Законом о банкротстве (пункт 4 статьи 39), в одном заявлении кредитора могут быть объединены несколько требований по разным обязательствам, в том числе не связанным между собой одними основаниями и доказательствами.

Однако в таком случае, как и в случае реализации права кредитора на изменение предмета или основания первоначального заявления, нужно принимать во внимание срок (момент) предъявления кредитором нового требования (в том числе в качестве объединенного требования) или соответствующего изменения (к ранее поданному, включая требование залогодержателя).

От правильного толкования и применения названных правовых норм зависит результат реализации кредитором своих прав и законных интересов в деле о банкротстве должника.

О admin

x

Check Also

Если организация банкрот как она возвращает долги, centr-prava

Если организация банкрот как она возвращает долги Однако следует понимать, что арбитражный управляющий, назначение которого пролоббировано должником, будет действовать в ...

Что делать если нечем платить ипотеку или застройщик банкрот?

На сегодняшний день участие граждан в долевом строительстве достаточно распространено и актуально. Действительно, цены на новостройки куда дешевле, нежели на ...

КАК НЕ ПЛАТИТЬ КРЕДИТ ОБАНКРОТИВШЕМУСЯ БАНКУ: Мой банк – банкрот, Пенсионная система

Обеспеченная старость Но может ли заемщик в этом случае поступить по принципу нет банка – нет проблемы, то есть финансового ...

Банк-банкрот продал ваш кредит: что делать, если вам угрожают, новости Днепра

Заемщики банка Михайловский (банк признан банкротом. – Прим. ред.) жалуются на угрозы со стороны финансовой компании Фагор, которая выбивает долги ...