Главная » Банкротство » История законодательства о банкротстве кредитных организаций в России и некоторых зарубежных странах, VIPERSON

История законодательства о банкротстве кредитных организаций в России и некоторых зарубежных странах, VIPERSON

Итак, проведенный историко-правового анализ института несостоятельности (банкротства) позволяет нам выделить четыре основных этапа эволюции законодательства о банкротстве кредитных организаций. Первый этап «Зарождение» начитается с конца 12 в. Второй этап «Становление» занимает период с 1884 г. по 1917 г. Третий этап «Простой» приходится на период с 1917 г. по 1993 г. Четвертый этап «Возрождение» берет свое начало в 1993 г. и длится по настоящее время.

Первый этап — «Зарождение» — приходится на исход 12 века. На Руси зарождение кредитных отношений произошло на исходе XII в., о чем свидетельствуют Пространная редакция Русской правды (1070-е гг.) , Устав Вл. Мономаха, «Псковская ссудная грамота». Уже в ст. 54 Русской правды речь идет о так называемой несчастной несостоятельности, под которой понимали несостоятельность, возникшую не по вине должника. Статья говорит об особом юридическом положении купца, о его денежных и товарных операциях, на которые не распространяется право получения кредита обычным горожанином. Банкротство, утрата купцом взятых в долг денег и, надо думать, купленных на них товаров не влечет за собой уголовной ответственности. Ему дается возможность восполнить утраченное и в рассрочку выплатить долг. Эта льгота не распространяется на купца, утратившего капитал в результате пьянства и иных предосудительных действий. Судьба такого купца зависит от кредиторов, которые могут получать возмещение в рассрочку, или, по мнению большинства исследователей, потребовать возмещение ущерба путем продажи его в холопы. О такой продаже в холопы несостоятельного купца говорит проект договора Новгорода с Любеком 1269 года и ст. 55 Пространной редакции «Русской Правды» . В ст. 55 уже содержались и элементы конкурсного производства, касающиеся определения пассива имущества должника. В частности, к удовлетворению требований не допускались кредиторы, успевшие взыскать значительную сумму процентов, в результате чего кредитор практически взыскивал с должника данный взаймы капитал. Эта же статья устанавливала и порядок удовлетворения требований. В первую очередь удовлетворение получал князь, потом иностранные или иногородние купцы, если им не было известно о том, что должник, получивший у них кредит, является несостоятельным, и, наконец, удовлетворялись местные (домашние) купцы. Из этого следовало, что князь, иностранные и иногородние купцы удовлетворяли свои требования полностью, а местные кредиторы — из оставшегося имущества по принципу соразмерности их требований, если имущества не хватало для полного удовлетворения. Преимущественное право иноземных купцов на получение долгов, являющееся элементом международного права, знает и договор Смоленска с Ригой 1229 года. В одной из дополнительных статей, а именно в Статье о человеке, определена явно злонамеренная несостоятельность, когда должник, обманом получив деньги, «скроется от уплаты долгов бегством в чужую землю». Он подвергался преследованию со стороны кредиторов, которое состояло в том, что должника продавали с торгов, а вырученная сумма распределялась между кредиторами пропорционально их требованиям.



Стоит отметить, что первые кредитные организации, именуемые в дореволюционном праве «кредитные установления», стали появляться со 2-й четверти XVIII в., банки — с 1754 г. Для кредитных организаций до отмены крепостного права была характерна государственная форма собственности, не допускающая возникновения конкурного процесса , а частные банки, частные банкирские конторы были немногочисленны . Частные кредитные организации («земские банки») стали учреждаться с 1861 г., а акционерные частные коммерческие банки — с 1864 г . К началу XX века Россия имела развитую систему разнообразных кредитных установлений государственной, общественной и частной форм собственности.

Конкурсный процесс на примитивном уровне существовал в России с древнейших времен . Первыми российскими законодательными актами в этой сфере являются Уставы о несостоятельности 1740 г., 1763 г., Устав о банкротах 1800 г. Наиболее значительный акт — Устав о несостоятельности 1832 г. — действовал до 1917 г.

Второй этап — «Становление» — начинается с 1884 г. и заканчивается в 1917 г. В рамках данного этапа происходит возникновение и развитие особого правового института несостоятельности кредитных организаций. Этот институт можно оценить как прогрессивный по сравнению с общим состоянием конкурсного права, ряд его идей представляется полезным использовать в наше время. Он формировался, учитывая такие специфические черты должника как множественность кредиторов, определяющую роль деловой репутации в успешном функционировании, размер и состав активов, наличие отдаленных филиалов, тяжесть последствий несостоятельности кредитных организаций для экономики. Правовое регулирование банкротства кредитных организаций было направлено на повышенную защиту прав и законных интересов кредиторов, более раннее применение контрольных и ограничительных мер с целью обеспечения сохранности имущества должника, избежание ликвидации временно неплатежеспособной кредитной организации, упрощение возбуждения судебного разбирательства по делу о несостоятельности, повышение государственного контроля и качества проведения конкурсного производства, предотвращение неквалифицированного и недобросовестного управления кредитной организацией как в преддверии наступления несостоятельности, так и после признания ее судом.



Несмотря на продолжительность участия в гражданском обороте, кредитные организации долгое время не наделялись статусом специального субъекта правового регулирования несостоятельности. Как указывает А.Н. Гурьев, «в уставах банков не было предусмотрено ликвидации их дел, между тем производство таковой в общеустановленном уставами о торговой несостоятельности порядке оказалось на практике неудобным, весьма стеснительным для кредиторов» . Это послужило причиной того, что 22 мая 1884 г. начинает свое существование институт банкротства кредитных организаций — с момента принятия Закона «О порядке ликвидации дел частных и общественных установлений краткосрочного кредита». Субъектами специального правового регулирования стали акционерные коммерческие банки, общества краткосрочного взаимного кредита, городские общественные банки. Особенностями регламентации несостоятельности явились: более жесткие основания ликвидации; введение дополнительного субъекта права возбуждения дела о несостоятельности (министерства финансов); возможность проведения конкурсного управления правительственной конкурсной комиссией. Значение этого закона состоит в том, что им было предусмотрено упрощение порядка ликвидации финансово неустойчивых кредитных организаций; повышение финансовой надежности банков за счет побуждения их пайщиков (участников) к осуществлению мер по предупреждению несостоятельности (путем восстановления утраченной части капитала); улучшение государственного контроля и качества проведения конкурсного производства.

Опыт, полученный вследствие кризиса 1901 г., когда обанкротились 9 банков, был использован при дальнейшем развитии законодательства. Предупреждению несостоятельности способствовали пруденциальное регулирование, направленное на укрепление финансовой устойчивости , а также активная государственная поддержка особо значимых банков .

В Своде Законов Российской Империи, Уставе Кредитном издания 1903 г., в редакциях 1906, 1908 и 1909 гг. мы находим уже довольно разработанный институт несостоятельности кредитных организаций, правила которого распространялись на все кредитные установления и применялись субсидиарно к общим положениям о торговой несостоятельности Устава Судопроизводства Торгового. В частности, были предусмотрены следующие особенности правового регулирования несостоятельности (банкротства) кредитных организаций по сравнению с иными лицами.



Установление более жесткого критерия несостоятельности — «прекращение платежей вследствие расстройства своих дел» — имело прогрессивное значение, поскольку упрощало возбуждение судебного разбирательства и более отвечало интересам кредиторов. В основе признания несостоятельности некредитных организаций оставался критерий неоплатности , что, по мнению современников, было основной чертой, делающей российский институт несостоятельности не отвечающим требованиям складывающихся капиталистических отношений .

Специальные меры по предупреждению несостоятельности кредитных организаций законодательством того времени были мало разработаны. В качестве такой процедуры, имевшей внесудебный характер, служило введение «администрации по делам торговым» до признания должника несостоятельным. Она представляла собой участие кредиторов в управлении делами должника — прототип современного внешнего управления. Особенность для кредитных организаций состояла в порядке введения такой администрации, который мог быть только добровольным в виде сделки между должником и всеми его кредиторами. Для иного, ограниченного некоторыми условиями, круга должников она могла применяться и в принудительном порядке. Использование администрации было возможно далеко не всегда, поскольку ограничивалось жесткими рамками: недостаток имущества должника не должен был превышать 50 % его обязательств; целесообразность ее введения определялась комиссией из наиболее уважаемых членов Биржевого комитета; Биржевой комитет должен был вынести постановление о допуске администрации до обращения иных кредиторов в суд с требованием о признании должника несостоятельным .

Другой особенностью предупреждения несостоятельности кредитных организаций было назначение исключительно в такие организации особого органа «ликвидационной комиссии» для «ликвидации дел» кредитной организации, не только не объявленной несостоятельной, но и при отсутствии признаков несостоятельности . Этот правовой институт можно считать истоком современной временной администрации по управлению кредитной организацией, назначаемой Банком России.



Специальные меры по предупреждению несостоятельности банка устанавливались также в каждом конкретном случае индивидуально-правовым актом, содержавшим перечень мер по финансовому оздоровлению, порядок возврата средств, предоставленных государством в целях санации, состав и полномочия временного управления, размер вознаграждения его членов. До полного возвращения государственного кредита с уплатой процентов, полномочия органов управления банка переходили временному управлению, подведомственному Государственному Дворянскому Банку. Современная мера — назначение временной администрации с приостановлением полномочий исполнительных органов кредитной организации — воспринимает такое ограничение правоспособности должника.

Законом были определены особые меры, применяемые к кредитному установлению как судом, так и административными органами с момента возбуждения дела о несостоятельности, а также особенности судопроизводства. Процедура наблюдения была неизвестна конкурсному праву. Действовал ускоренный порядок признания несостоятельности (ст. 409 Устава Судопроизводства Торгового). Процесс банкротства кредитных установлений имел свои особенности, которые продолжает современное регулирование наблюдения и досудебных процедур. До решения вопроса о несостоятельности, суд был вправе назначить исследование действительного финансового положения кредитной организации посредством ревизии (ст. 141 Устава Кредитного). К профессионализму комиссии по изучению финансового состояния предъявлялись высокие требования. На практике в нее входили как государственные чиновники, так и управляющие государственных банков. Вопрос о наличии «расстройства дел кредитного установления» решался именно этой ревизией, и его отрицательное заключение влекло вынесение судом определения об отказе в признании несостоятельным. Результаты ревизии объявлялись для всеобщего сведения — этой нормой учитывалась особая роль деловой репутации кредитной организации для продолжения ее функционирования. В отличие от иных должников, приняв заявление о несостоятельности кредитного установления, суд был управомочен до вынесения определения о признании его несостоятельным принять меры по охране его имущества (уже именуемого «массой») посредством наложения ареста (ст. 143 Устава Кредитного). Законодательство не допускало мировых сделок по делам о несостоятельности кредитных организаций, чем также учитывало такую особенность кредитных организаций как множественность мелких кредиторов и реализовывало более тщательную защиту их прав. Уже тогда было признано, что «чем больше состав кредиторов и чем менее значительны требования каждого, тем легче, как показала практика, достигнуть должнику желаемых им самим условий сделки» .



Учитывая размеры активов и многофилиальность банков, законодательство предусматривало назначение судом нескольких присяжных попечителей (аналог современного арбитражного управляющего) по усмотрению суда при вынесении определения о признании кредитного установления несостоятельным. Причем в случае возложения надзора за ними на одного из присяжных попечителей, они были независимы от кредиторов. Основной особенностью конкурсного производства была возможность введения вместо конкурсного управления специального органа — ликвидационной комиссии, имеющей иной правовой статус. Таким образом, существовало два вида таких комиссий. Первая, как было указано выше, являлась прототипом временной администрации по управлению кредитной организации. Она действовала исключительно от имени кредитного установления и его представляла. В отличие от нее, ликвидационная комиссия второго вида назначалась в кредитную организацию, уже признанную судом несостоятельной, считалась представителем кредиторов и должников кредитной организации, и ее действия были для них обязательны. Интересным положением, на наш взгляд, дающим дополнительные гарантии для максимального использования законных мер увеличения конкурсной массы в интересах кредиторов было следующее правило. Ввиду различий правовой природы двух видов ликвидационных комиссий кредитных организаций, вторая (заменяющая конкурсное управление), а также конкурсное управление не являлись правопреемниками ликвидационной комиссии первого вида и были вправе предъявлять иски по тем же предметам, что предъявлялись первой ликвидационной комиссией .

Состав и порядок формирования ликвидационных комиссий, дополнительный контроль со стороны министра финансов свидетельствуют об учете законодательством специфического состава и стоимости активов банка, упрощающих возможность для незаконных действий конкурсного управления, необходимости участия квалифицированных специалистов в области банковского дела, а также значение этих видов должников для здоровья экономики. Согласно ст. 121 Устава Кредитного (изд. 1893 г.), ликвидационная комиссия состояла из председателя и четырех или шести членов, из которых 2 или 4 члена назначались министром финансов по согласованию с министром юстиции (а по делам о городских общественных банках — с министром внутренних дел). Остальные 2 члена избирались Биржевым комитетом из почетнейших торгующих на бирже купцов — в городах, где существовали биржи, а в прочих городах, и по делам городских общественных банков — Городской Думой из лиц, которые могли быть избраны на должности по городскому общественному управлению. Кредиторы фактически устранялись от влияния на работу комиссии, а вопросы, подлежащие утверждению общего собрания кредиторов иных видов должников, разрешались судом (ст. 126 Устава Кредитного изд. 1893 г.). Однако кредиторам предоставлялось право контроля путем ознакомления с документацией и действиями органов конкурсного производства. Продажа имущества и предварительное удовлетворение требований кредиторов могли быть разрешены судом досрочно, что также было направлено на снижение тяжести последствий консервации в кредитных организациях средств участников гражданского оборота.



Особенности конкурсного управления касались принятия требований кредиторов и установления очередности; составления расчета удовлетворения; обязанности сообщения прокурору об обнаруженных признаках противозаконных деяний. Срок для предъявления требований (6 месяцев со дня публикации несостоятельности кредитного установления) по сравнению с общими правилами был удлинен для кредиторов, проживающих в России, а для находящихся за границей сокращен в 2 раза. В целом это способствовало сокращению продолжительности конкурсного производства. Достижению этой цели способствовало также упрощение порядка уведомления кредиторов кредитных организаций об отнесении их требований к очередям удовлетворения (ст. 153 Устава Кредитного изд. 1903 г.).

Состав органов, уполномоченных на регулирование банкротства кредитных организаций и надзор, был расширен и включал министров финансов, юстиции, внутренних дел. Эти лица участвовали в назначении ревизии; в назначении ликвидационной комиссии и ее контроле, определении порядка ее внутреннего делопроизводства, определении размера вознаграждения (в установленных законом границах).

Третий этап — «Простой» — приходится на период с 1917 г. по 1993 г. Это так называемый советский этап, на протяжении которого правового регулирования банкротства кредитных организаций (в современном понимании) как самостоятельного правового института не существовало.

Советский этап развития правового регулирования банкротства характеризуется сворачиванием этого правового института и полным отказом от его включения в правовую систему СССР. Причинами этого стали, во-первых, отсутствие экономической оправданности в условиях монополии государственной собственности и концентрации управления финансами, а во-вторых, национализация банков. Как справедливо отмечает М. В. Телюкина, «конкурсное право относится к числу институтов, которые могут существовать только в условиях рыночной экономики» . Только на время действия нэпа вновь появилась потребность в правовом регулировании отношений банкротства . В 1927 г. ВЦИК и СНК РСФСР был принят закон о дополнении ГПК РСФСР 37-й главой «О несостоятельности частных лиц физических и юридических», а в 1929 г. в ГПК РСФСР были введены главы «О несостоятельности государственных предприятий и смешанных акционерных обществ». Однако влияние на регулирование банкротства лиц, относящихся к кредитным организациям в современном значении, они не оказали. «Нэп, — как пишет С. Прокопович, — сохраняет огосударствление . банковского дела» . С 1922 г. начали функционировать и негосударственные кредитные организации, но принятое в 1927 г. постановление ЦИК и СНК СССР «О принципах построения кредитной системы» положило начало монополизации банковского дела. В 1930 г. в связи с проведением кредитной реформы, все операции по краткосрочному кредитованию были сосредоточены в Государственном банке, функции банков сельскохозяйственного кредита перешли к Госбанку.



В ходе банковской реформы 1988-1991 гг., с принятием Закона СССР от 26 мая 1988 г. «О кооперации в СССР» произошел отказ государства от монополии на банковскую деятельность.

Четвертый этап — «Возрождение» — приходится на период с 1993 г. по настоящее время. Правовой институт несостоятельности (банкротства) кредитных организаций получил свое второе рождение после более чем семидесятилетнего перерыва.

Этап возрождения правового регулирования банкротства кредитных организаций начался вступлением в силу Закона «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» 01 марта 1993 г. В законе особенности банкротства были сведены к предварительному отзыву лицензии на совершение банковских операций до возбуждения арбитражным судом дела о несостоятельности. Регламентация указанной сферы формировалась также положениями Указа Президента РФ N 1184 (п. 3) , но в большей части актами Центрального банка РФ. Надзорный орган урегулировал правоотношения по принятию мер по предупреждению несостоятельности ; составлению планов санации и организации банковского санирования ; разработал правовой институт временной администрации ; порядок назначения ликвидатора в случае добровольного объявления кредитной организации о своем банкротстве; составление ликвидационных балансов в ходе конкурсного производства.

Федеральный закон от 8 января 1998 г. N 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в ст.ст. 141-143 закреплял субсидиарный порядок применения положений Закона о банкротстве по отношению к специальному закону о несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций; дополнительный критерий подведомственности дела арбитражному суду; ограничение количества процедур банкротства кредитных организаций.

Значительное расширение рассматриваемого института произошло с принятием Федерального закона от 25 февраля 1999 г. N 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» (далее — Закон о банкротстве кредитных организаций). Он установил основания и порядок осуществления мер по предупреждению несостоятельности кредитных организаций; особенности оснований и процедур рассмотрения дела о банкротстве арбитражным судом. Этот закон характеризуют: преимущественный характер применения его норм к отношениям, связанным с несостоятельностью (банкротством) и осуществлением мер по ее предупреждению; уделение приоритетного внимания регламентации предупреждения несостоятельности, осуществляемой под эгидой Банка России; сочетание материальных и процессуальных норм; усиление роли надзорного органа как субъекта правоотношений банкротства.



Являясь комплексным, институт несостоятельности (банкротства) кредитных организаций представляет собой сложную систему, включает нормы гражданского, финансового, административного, уголовного, арбитражного процессуального, а в отдельных случаях и других отраслей. Тем не менее, основу правового регулирования рассматриваемых правоотношений составляют гражданско-правовые нормы. Еще Г.Ф. Шершеневич отмечал, что конкурсное право является отделом частного, гражданского права .

Основные принципы рассматриваемого правового института установлены Конституцией Российской Федерации. Прежде всего, регулируя отношения между равноправными участниками гражданских правоотношений — должником и его кредиторами — правовая регламентация несостоятельности базируется на принципе признания и защиты равным образом всех форм собственности (ч. 2 ст. 8 Конституции РФ). Ю.В. Литовцева объективно оценивает новый закон о банкротстве как важную ступень в реализации этого принципа . Роль банкротства в рыночной экономике подтверждает тот факт, что само наличие этого института в системе правовых норм является определяющим фактором поддержки конкуренции, которая гарантируется в России согласно ч. 1 ст. 8 Конституции. Установление повышенной защиты граждан — кредиторов кредитных организаций, в том числе с помощью первоочередного удовлетворения их требований, реализует положения ч. 1 ст. 7 Конституции России. Принцип охраны частной собственности законом (ч. 1 ст. 35 Конституции РФ) обусловливает установление усиленных обеспечительных мер, применяемых при банкротстве, направленных на ограничение права кредитной организации, ее учредителей (участников), кредиторов по реализации своих имущественных прав при урегулировании конфликта интересов указанных лиц. С принципом, заложенным в ч. 3 ст. 35 Конституции, согласуется судебный порядок признания должника банкротом и открытия конкурсного производства, в ходе которого все имущество банкрота отчуждается и распределяется среди его кредиторов. Положения ч. 1,2 ст. 46 Конституции лежат в основе регламентации производства по делу о банкротстве в арбитражном суде, а также участия Центрального банка РФ в правоотношениях, связанных с предупреждением несостоятельности кредитной организации. Правило ст. 53 Конституции РФ, на наш взгляд, имеет важнейшее значение при решении проблемы ответственности временной администрации по управлению кредитной организацией и назначившего ее Банка России. Условия и порядок введения моратория на удовлетворение требований кредиторов основываются на положениях ч. 3 ст. 55 Конституции. Нормы, зафиксированные в ч. 3 ст. 17, ст. 45 Конституции РФ, по нашему мнению, занимают ведущее место в определении принципов законодательства о банкротстве, поскольку гарантируют государственную защиту прав и свобод человека и гражданина в России, которая распространяется и на юридические лица в той степени, в какой это право по своей природе может быть к ним отнесено .



Рассматривая другой источник регулирования — Гражданский кодекс РФ, необходимо отметить, что в свете п. 3 ст. 232 Закона о банкротстве, основное значение принадлежит не тем его положениям, которые непосредственно регулируют вопросы банкротства (ст. ст. 64, 65 ГК РФ), а иные нормы. Среди них основания признания сделок недействительными (согласно п. 1 ст. 28 Закона о банкротстве кредитных организаций субсидиарно к положениям специального законодательства о банкротстве применяются положения ? 2 гл. 9 ГК РФ); положения об ответственности (п. 3 ст. 53, ст. 56, п.1 ст. 399 ГК РФ), в том числе основного общества в случае несостоятельности дочернего (ч. 2 ст. 105 ГК РФ) . Правовое положение участников должника в деле о банкротстве регулируется также п.1 ст. 87, п.1 ст. 95, п. 1 ст. 96, п. 2 ст. 98 ГК РФ. Пунктом 2 ст. 182 ГК установлены основы правового статуса конкурсного управляющего при банкротстве. Как верно полагают ГЛ. Тосунян и А.Ю. Викулин, «многие другие нормы этого Кодекса, хотя и непосредственно не затрагивают проблемы несостоятельности (банкротства) юридических лиц, но играют определяющую роль в решении ряда вопросов, возникающих в связи с их банкротством» .

Закон о банкротстве кредитных организаций закрепляет различные системы источников правового регулирования для отношений, связанных с осуществлением мер по предупреждению несостоятельности и отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством). Согласно ч. 2 ст. 1 Закона о банкротстве кредитных организаций отношения, связанные с осуществлением мер по предупреждению несостоятельности кредитных организаций, не урегулированные данным законом, регулируются иными федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними нормативными актами Центрального Банка РФ. Прежде всего, это положения Закона о Центральном Банке РФ, устанавливающие полномочия Банка России в области банковского регулирования и банковского надзора (п. 9 ст. 4, ст. 7, гл. X), в том числе дополнительные основания осуществления мероприятий по предупреждению несостоятельности (ст. 74, 75) и порядок принятия такого решения. Установление санкций за нарушение кредитной организацией федеральных законов и актов ЦБ РФ, непредставление полной и достоверной информации (ч. 2 ст. 74), не устранение нарушений, совершение операций и сделок, создающих реальную угрозу интересам ее кредиторов (вкладчиков), служит своевременному предупреждению несостоятельности банка. Порядок реорганизации кредитной организации базируется на положениях ст.ст. 57-60 ГК РФ, ст. 23 Федерального закона от 02 декабря 1990 N 395-1 (в ред. от 27 июля 2006 г.) «О банках и банковской деятельности» . Важнейшими подзаконными актами выступают: Инструкция ЦБ РФ «О порядке осуществления мер по предупреждению несостоятельности (банкротства) кредитных организаций» ; Положение ЦБ РФ «О временной администрации по управлению кредитной организацией» , Положение ЦБ РФ от 4 июня 2003 г. «О реорганизации кредитных организаций в форме слияния и присоединения», изданное согласно п. 2 ст. 32 Закона о банкротстве кредитных организаций.



В соответствии с подп. 5 п. 1. ст. 17 Закона о банкротстве кредитных организаций в круг оснований назначения временной администрации включены основания, установленные п. 1, 2 ст. 20 Закона о банках и банковской деятельности. Отзыв лицензии на осуществление банковских операций у кредитной организации значительно изменяет гражданско-правовой статус такой организации в качестве субъекта правоотношений банкротства, является безусловным основанием для назначения временной администрации (п. 2 ст. 17 Закона о банкротстве кредитных организаций), служит одним из обязательных условий возбуждения дела о несостоятельности кредитной организации арбитражным судом (ст. 36 Закон о банкротстве кредитных организаций). Поэтому в систему правового регулирования входят нормы ст. 20 Закона о банках и банковской деятельности, устанавливающие основания, порядок обжалования и правовые последствия отзыва у кредитной организации лицензии. Ст. 11.1 Закона о банках и банковской деятельности также участвует в гражданско-правовом регулировании ответственности руководителей кредитной организации за доведение этой организации до банкротства, согласно п. 4 ст. 50 Закона о банкротстве кредитных организаций.

Нормативно-правовая база, предметом регламентации которой выступают отношения, связанные не с предупреждением банкротства, а с банкротством кредитных организаций, значительно сужена. В арбитражной практике подчеркивается, что включенные согласно ч. 3 ст. 1 Закона о банкротстве кредитных организаций в качестве предмета регулирования отношения, связанные с несостоятельностью (банкротством) кредитных организаций, предусматривают применение к ним других федеральных законов и нормативных актов Центрального Банка РФ с учетом определенного их соотношения с Законом о банкротстве кредитных организаций. «При этом особенность системы правовых актов, содержащих нормы, регулирующие отношения в связи с несостоятельностью кредитной организации, заключается в том, что упомянутые отношения не могут регулироваться какими-либо иными федеральными законами, кроме Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» и исчерпывающего списка нормативно-правовых актов Банка России, в тех случаях, которые прямо предусмотрены Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» .



Согласно ст. 34 Закона о банкротстве кредитных организаций, общее процессуально-правовое регулирование осуществляется АПК РФ и Законом о банкротстве, а нормы Закона о банкротстве кредитных организаций являются специальными. Непосредственно особенности рассмотрения дел о банкротстве урегулированы в п.4 ст. 4, ст. 33, п.4 ст. 38, гл. 28 АПК РФ. Нормативные акты Центрального Банка РФ при этом участвуют в регламентации отношений, связанных с несостоятельностью кредитных организаций только в случаях, предусмотренных Законом о банкротстве кредитных организаций. В соответствии с п. 2 ст. 6, п. 1 ст. 45 действуют Положения ЦБ РФ «О порядке аттестации арбитражных управляющих (ликвидаторов) кредитных организаций» , «О проведении Банком России проверок деятельности арбитражных управляющих при банкротстве кредитных организаций» . В соответствии со ст. 48 Закона о банкротстве кредитных организаций разработано Положение ЦБ РФ «О порядке составления промежуточного ликвидационного баланса и ликвидационного баланса кредитной организации и их согласования с территориальными учреждениями Банка Росси Федерального Закона «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» . Помимо указанных, в развитие положений Закона о банкротстве кредитных организаций действует целый ряд других подзаконных актов Центрального Банка РФ.

Значительная роль в регулировании судебного этапа банкротства кредитных организаций принадлежит Закону о банкротстве, применяемому субсидиарно к положениям Закона о банкротстве кредитных организаций. Практика применения его норм показывает его неэффективность, что обусловливает его постоянное корректирование. В связи с тем, что, как справедливо отмечал В.В. Витрянский, число необходимых поправок в тексте Закона о банкротстве 1998 г. вполне сравнимо с общим количеством его статей, и в связи с этим необходима его новеллизация , был принят новый Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве). В нем отражены следующие основные изменения правового регулирования банкротства кредитных организаций:



1) повышение соответствия банкротства конституционным принципам. Происходит расширение прав учредителей (участников) кредитной организации — должника при разбирательстве дела (ст. 12, 35), на собрании кредиторов, в конкурсном производстве (п. 2 ст. 126); защита интересов государства путем предоставления права уполномоченным органам участия с правом голоса на всех собраниях кредиторов (п. 1 ст. 12, п. 1 ст. 14, 15, п. 1 ст. 18). С помощью исключения «механической процедуры возбуждения дела о банкротстве» защищается должник от действий недобросовестных кредиторов;

2) происходит расширение прав конкурсных кредиторов (п. 2,5 ст. 12, п. 5 ст. 16 Закона о банкротстве), обеспечение и повышение информированности арбитражного суда и иных лиц, участвующих в деле о банкротстве, о проведении и решениях собраний кредиторов (п. 7 ст. 12). В то же время, если количество конкурсных кредиторов и уполномоченных органов превышает 500, изменяется порядок их уведомления (по аналогии с дореволюционным) о проведении собрания кредиторов с персонального оповещения на опубликование сообщения в средствах массовой информации (п. 2 ст. 13). Такая новелла будет способствовать сокращению сроков и трудоемкости процедур банкротства;

3) предусматриваются меры по ограничению злоупотреблений арбитражного управляющего при формулировке вопросов повестки дня собрания кредиторов (п. 2 ст. 14), при ведении реестра требований кредиторов (п. 1 ст. 16), в том числе возложение функции ведения реестра на реестродержателя, внесение в реестр только тех требований, которые установлены судебным актом. Вводится гласность применения мер дисциплинарного взыскания к арбитражным управляющим, непосредственно влияющая на их деловую репутацию. Расширяются права комитета кредиторов по контролю деятельности арбитражного управляющего (ч. 3 ст. 17), изменяется распределение голосов между его членами;

4) повышаются требования к теоретической и практической подготовке управляющих, результатам их предшествующей деятельности, финансовому обеспечению их ответственности. Вводится новый субъект конкурсного права — «саморегулируемые организации арбитражных управляющих». Положительными моментами указанной новеллы выступают: дополнительный контроль такой организации за деятельностью своих членов; повышение их ответственности; участие в разработке соответствующих нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. Обязательность членства арбитражного управляющего в саморегулируемой организации, порядок формирования ее имущества, нормы об ответственности такой организации обусловливают заинтересованность всех участников саморегулируемой организации в соблюдении законодательства о банкротстве и исключении из своих рядов непрофессиональных и нечестных лиц. По состоянию на 5 июня 2003 г. в единый реестр включено более 25 саморегулируемых организаций арбитражных управляющих , а на 24 декабря 2003 г. уже 37 ;



5) установлены предельный срок конкурсного производства; возможность прекращения производства по делу о банкротстве в ходе любой процедуры в случае полного удовлетворения требований кредиторов (ст.ст. 57,116,125). Предусмотрена ответственность руководителя и арбитражного управляющего за уклонение от передачи конкурсному управляющему документации и имущества (п. 2 ст. 125), подробнее разработан правовой статус конкурсного управляющего и порядок конкурсного производства.

Особый интерес представляют тенденции развития законодательства о банкротстве кредитных организаций. Государственной Думой были приняты поправки в Закон о банкротстве кредитных организаций. Поправки направлены на повышение эффективности мер по предупреждению несостоятельности и введение мер, обеспечивающих их немедленное осуществление; а также на формирование финансовой и юридической системы защиты интересов кредиторов в ходе процедур банкротства кредитных организаций. В их числе следующие последствия возникновения оснований для предупреждения несостоятельности: обязанность разработки кредитной организацией плана мер по финансовому оздоровлению и их проведение; право Центрального Банка РФ требовать созыва коллегиальных органов управления для решения вопроса о предупреждении несостоятельности и направить своего представителя для участия в работе указанных органов; обязанность кредитной организации уведомлять Центральный Банк РФ о совершении крупных сделок. Расширяются основания для назначения временной администрации. Предлагаются дополнительные меры ответственности органов управления банка за непринятие мер по предупреждению несостоятельности, игнорирование соответствующих требований Центрального Банка РФ, субсидиарная ответственность по обязательствам, возникшим в этот период. Вводятся обязанности ликвидатора по публикации информации о конкурсной массе, условиях реализации имущества, расчетах с кредиторами, затратах на проведение процедуры банкротства. Значение изменений в Закон о банкротстве кредитных организаций можно оценить как весьма прогрессивное, поскольку его положения будут способствовать предупреждению несостоятельности банков и вывода активов; сокращению сроков и расходов ликвидации, прозрачности деятельности арбитражного управляющего.



Непосредственное влияние на защиту прав вкладчиков при банкротстве банков, субъектный состав, продолжительность и в целом на эффективность его процедур призван сыграть Федеральный закон от 23 декабря 2003 г. N 177-ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» . Однако его принятие не способно не только защитить права иных кредиторов, но и обеспечить полное удовлетворение требований вкладчиков, особенно в случае системного кризиса .

Институт банкротства характерен для всех стран с рыночной экономикой. В этих странах сформирована и применяется общая концепция о банкротстве, согласно которой деятельность предпринимателей рассматривается как полезная, желательная и общественно значимая . В целях достижения стабильности в экономических отношениях государство выстраивает свою индивидуальную экономическую стратегию, в которой важную роль играет законодательство о банкротстве.

В 1985-1986 гг. Англия реформировала свое законодательство о банкротстве и компаниях. По новому закону о несостоятельности 1986 года (Insolvency Act — IA) субъектами процедур несостоятельности (в качестве должника) могут быть физические лица. Процедуры несостоятельности могут применяться к компаниям, зарегистрированным на основании законов о компаниях 1980-1985 гг., «за исключением ряда компаний, в том числе к ним относятся банки или банковские институты, создаваемые и функционирующие в соответствии с Законом о банках 1979 года» . Так же субъектами несостоятельности могут быть незарегистрированные компании, которые имеют место бизнеса в Англии. В соответствии со ст. 220IA незарегистрированной компанией считается любой сберегательный банк, действующий на условиях доверительной собственности, любое товарищество независимо от характера ответственности, любая ассоциация и компания, зарегистрированная за пределами Англии (за исключением железнодорожных компаний) . В отношении незарегистрированных компаний не может применяться добровольная ликвидация в рамках процедур несостоятельности.



В Германии субъектами производства по делу о несостоятельности могут быть любые физические и юридические лица . Также может быть открыто производство в отношении имущества объединения, не являющегося юридическим лицом, путем уравнения его статуса со статусом юридического лица. Производство по делам о несостоятельности может быть открыто в отношении имущества общества, не являющегося юридическим лицом (открытого торгового товарищества, коммандитного товарищества, общества по гражданскому праву, судовладельческого товарищества, европейского экономического концерна). Что касается физического лица, то к нему применяется особая процедура.

Во Франции субъектный состав должников в процедурах о несостоятельности определяется законом 85-98 от 25 января 1985 г. В 1994 г. в правовом регулировании несостоятельности произошло изменение. Законом 94-475 от 1994 г. были внесены поправки, в соответствии с которыми оздоровление несостоятельных предприятий и ликвидация их по решению суда стали применимы к коммерсантам, ремесленникам, лицам, занятым в сельском хозяйстве и к любым юридическим лицам частного права. Закон 85-98 не применяется к объединениям совладельцев. Предусмотрена упрощенная процедура для физических лиц, если они нанимают не более 50 работников, и их оборот не достигает величины, определенной декретом Государственного Совета .

В США должниками в процедуре банкротства могут быть физические лица, партнерства, корпорации, муниципалитеты, но не государственные образования. «Корпорации определены в N101(9) USBC (Bankcruptcy Code) для того, чтобы включить в круг субъектов несостоятельности некоторые образования, которые не являются ассоциациями (например, бизнес-трасты)» . Только лицо, которое проживает, имеет место бизнеса или собственность в Соединенных Штатах либо является муниципалитетом, может быть должником. Раздел 7 Bankcruptcy Code, в котором говориться о процедурах ликвидации, не применяется к ряду организаций, в том числе и кредитным учреждениям. Такого понятия, как банкротство банка мы здесь не встретим. Банк может быть только неплатежеспособным, и по отношению к нему будет действовать предусмотренная нормативными актами того или иного органа процедура прекращения его деятельности, так называемое немедленное банкротство. Его суть заключается в том, что руководство Федеральной корпорации страхования депозитариев могут в случаи неплатежеспособности банка издать приказ о прекращении его деятельности и признать все имущество должника принадлежащим этой корпорации.



Банкротство банков за рубежом не редкость. Многие исследователи считают, что одной из причин нарастания сложностей в мировой банковской сфере, банкротства банков и иных кредитных организаций является изменение институциональных условий их функционирования.

Стоит заменить, что во многих странах действовали законы и нормы банковского регулирования, принятые еще в 30-е или в первые послевоенные годы, что способствовало сохранению замкнутых национальных финансовых пространств, тормозило развитие новых типов финансовых институтов международного денежного рынка.

Западные исследователи, проведя сравнительный анализ отдельных факторов банкротства предприятий, пришли к выводу, что 80% случаев банкротства могут быть сведены к «человеческому фактору», то есть к неопытности, некомпетентности, расточительности, склонности к спекуляциям и.т.д.

Американский ученый Джеймс, проанализировав причины банкротства в США, пришел к выводу, что «издержки банкротства» банков составляют в среднем 30%, что значительно выше, чем при банкротстве предприятий иных отраслей. Характерно, что взаимопереплетение финансовой сферы капиталов в случае банкротства одного кредитного учреждения ставит под удар другие банки и предприятия, вызывая «цепную реакцию» банкротств .

Вмешательство в деятельность банков требует соответствующих финансовых средств. Есть несколько путей воздействия на банки, находящиеся в критической ситуации. Зарубежные исследователи выделяют три основные стратегии такого воздействия: выжидание, ликвидация и реструктуризация баланса.

Стратегия выжидания действует в том случае, если затруднения банка носят временный характер, и он в состоянии сам преодолеть их. Такая стратегия, например, использовалась в отношении ряда крупных банков США, непосредственно после обострения долгового кризиса развивающихся стран в 80-е годы и в ряде случаев сопровождалось предоставлением надзорными органами некоторых льгот банкам .

Ликвидация (продажа кредитного учреждения по частям) применяется сравнительно редко, так как разделение банка приводит к разрушению сложившихся отношений с клиентурой и потому связано со значительными потерями. В Японии и Скандинавских странах она использовалась почти исключительно по отношениям к небанковским финансовым компаниям, в США к сберегательным кассам.



Реструктуризация банка предполагает прямое или косвенное увеличение капитала. В Германии и Швейцарии существует практика, когда надзорный орган путем ужесточения контроля, а также мер «морального воздействия» побуждает акционеров и собственников к предоставлению дополнительного капитала, тем самым акционеры подают публике сигнал, что они уверены в жизнеспособности и будущей рентабельности банка. Отказ акционеров от соответствующих действий может рассматриваться в качестве аргумента для инициирования банкротства.

Президент банка Франции может предложить акционерам банка, попавшего в затруднительное положение, продолжать выполнение своих обязанностей или прибегнуть к поддержке других банков, что может, в конечном счете, привести к слиянию и поглощению.

Понятие «конкурсное производство» в немецком законодательстве вытесняется единым понятием «производство по делу о банкротстве»», которое предусматривает различные способы удовлетворения требований кредиторов. Понятие «конкурсные кредиторы», которыми являются лица, имеющие обоснованные требования в отношении имущества должника на момент открытия конкурсного производства, употребляется только применительно к процессу ликвидации должника. В действующем законодательстве оно заменяется термином «кредиторы по банкротству» .

Положение о несостоятельности содержит три общих основания подачи заявления:

— реальное наличие угрозы наступления неплатежеспособности;

— задолженность по денежным обязательствам.

Для дел о банкротстве в Германии предусмотрены следующие основные этапы судебного разбирательства:

1) подача заявления, проверка допустимости заявления и принятия заявления к рассмотрению; принятие судом возможных мер по обеспечению сохранности имущества должника, в том числе название временного управляющего. Последний может быть назначен на период рассмотрения заявления;

2) вынесение судом решения по заявлению — открытие производства или отклонение заявление; назначение управляющего по делу о банкротстве и определение сроков созыва первых двух собраний кредиторов и т.д.;



3) проверка плана преодоления несостоятельности, поданного должником или управляющим, утверждение или отклонение данного плана;

4) утверждение отчета управляющего; назначение последнего собрания кредиторов, принятие решения о прекращении производства .

Специальные правовые акты Германии о банкротстве выделяют особые виды производства, такие, как производство в отношении физических лиц, не осуществляющих самостоятельную предпринимательскую деятельность или размер деятельности которых незначителен, производство по делу о банкротстве в случае принятия наследства, установление возможности сохранения права распоряжения имуществом и осуществления управленческих функций за должником на различных стадиях производства. Банкротство кредитных организаций в этот перечень не входит, следовательно, оно регулируется общими положениями о несостоятельности.

Стоит отметить, что в Англии заявление о возбуждении производства по делу о несостоятельности может быть подано компанией, директорами, кредиторами. Директор обязан инициировать производство, если выяснится, что у компании не имеется реальной возможности избежать возбуждения производства по делу о несостоятельности. За невыполнение этой обязанности директор компании может быть дисквалифицирован , и, кроме того, его могут заставить возместить ущерб кредиторам.

Для того чтобы предотвратить наступление ответственности, директору достаточно доказать, что единственной целью предпринятых им действий (после того как выяснилось плохое финансовое состояние компании) было минимизировать потери кредиторов.

Также в США право подачи заявления о возбуждении производства по делу о несостоятельности имеют кредиторы и должник. Для того чтобы было возбуждено производство по делу о несостоятельности по заявлению должника, не требуется доказывать наличие признаков банкротства. Поэтому, в принципе, это можно рассматривать, как предоставление права инициировать производство в предвидении банкротства. Обязанность руководителей должника подавать заявление и, соответственно, ответственность за невыполнение этой обязанности Bankruptcy Code не предусматривает.



Во Франции же заявление о возбуждении производства по делу о несостоятельности имеют подать кредиторы и должник. Обязаны подавать заявление и руководители несостоятельного лица (не позднее, чем в 15-дневный срок с момента прекращения платежей). За невыполнение этой обязанности предусмотрены весьма строгие меры ответственности. Суд может принять решение о начале процедуры несостоятельности по собственной инициативе или на основе информации представителей трудового коллектива, администрации предприятия или прокурора . В 1994 г. был принят закон, который обязал аудиторов акционерных обществ «в случае обнаружения угрозы неплатежеспособности немедленно информировать об этом администрацию общества и председателя торгового суда» .

В Германии право заявлять ходатайство об открытии производства имеют должники (так называемое добровольное заявление должника). Но заявление может быть подано одним из кредиторов . Причем ходатайство кредитора допустимо, если кредитор юридически заинтересован в открытии производства о несостоятельности и может представить доказательства такой заинтересованности .

Должник имеет право заявить ходатайство о возбуждении производства по делу о несостоятельности, если он предвидит, что будет не в состоянии выполнить существующие обязательства по платежам.

Если несостоятельным лицом является банк, то исключительное право на подачу заявления имеет Центральный банк .

В России право обращения в суд с заявлением о признании должника банкротом имеют должник, кредитор и прокурор, а также налоговые и иные уполномоченные органы (в связи с неисполнением денежных обязательств по уплате денежных платежей). В отношении кредитной организации установлен еще один субъект, который имеет право обратиться в суд — Банк России (в том числе в случаях, когда Банк России не является кредитором кредитной организации).

Стоит обратить особое внимание на то, что условия открытия производства по делу о несостоятельности в ряде стран разные.



Так в ст. 3 Французского закона 85-98 говорится, что процедуры несостоятельности могут быть начаты, если субъект не в состоянии выполнить обязательства посредством имеющихся в его распоряжении активов. Ходатайство может быть заявлено кредитором независимо от характера прав его требования. Кроме того, суд может рассмотреть вопрос о начале процедуры несостоятельности по собственной инициативе или по представлению прокурора Франции.

В США должник имеет право начать добровольную процедуру банкротства подачей заявления в Суд по банкротству . «В дополнение к заявлению должник должен назвать всех своих кредиторов и указать их место нахождения, а также детально расписать все свои долги» . Также должник должен указать все свое имущество и место его расположения. Следует отметить, что по разделу 11 USBC по заявлению должника могут быть реорганизованные процедуры банкротства открыты в отношении субъекта, не являющегося фактически неплатежеспособным. Известны случаи, когда крупные компании использовали такую возможность для проведения реструктуризации своего производства за счет легального ущемления прав кредиторов.

Кредиторы могут подать заявление о начале принудительной процедуры несостоятельности, если их более 12-ти и сумма их необеспеченных требований выше 5 000 американских долларов, а заявление подается более чем тремя кредиторами (принцип стечения кредиторов). Или если имется менее 12 кредиторов, а заявление подается одним или более кредиторами и сумма их необеспеченных требований выше 5 000 американских долларов . Предусмотрен особый порядок для фермеров и некоммерческих корпораций.

В Англии заявлять ходатайство о начале производства по делу о несостоятельности имеют право «либо компания, либо директор, либо любой кредитор или кредиторы (включая кредиторов с условными исками), либо вкладчики» . В отношении физического лица кредиторы могут заявлять ходатайство о признании должника банкротом. Кредиторы могут заявлять ходатайство о начале процедур несостоятельности:



— «если они направили должнику письменный запрос об исполнении обязательств, прошло три недели, требования так остались неудовлетворенны и их сумма более 750 фунтов стерлингов; если предыдущие решения суда (по делу, не связанному с несостоятельностью) остались не исполненным;

— если исполнение решения суда приведет к неплатежеспособности компании;

— если в результате исполнения решения суда, обязательства должника превысит его активы» .

По инициативе суда может быть возбуждено производство по делу о несостоятельности, если компания станет неизбежно неплатежеспособной .

В Германии для открытия производства по делу о несостоятельности закон требует, чтобы имелось в наличие достаточно имущества для покрытия судебных издержек по ведению дела . Общим основанием для открытия дела является так же неплатежеспособность и угроза неплатежеспособности . Должник является неплатежеспособным, если он не в состоянии выполнить подлежащие к исполнению текущие платежные обязательства. Поводом для признания неплатежеспособности может послужить приостановление платежей. При подаче должником ходатайства об открытии должником производства о несостоятельности существует презумпция наличия реальной неплатежеспособности или угрозы неплатежеспособности. Что касается самой угрозы неплатежеспособности, то она может возникнуть, если предполагается, что должник не в состоянии выполнить существующие денежные обязательства по наступлению срока их исполнения .

Для юридического лица основанием открытия производства также может быть превышение обязательств должника над стоимостью имущества (иными словами, для открытия процедуры несостоятельности возможно использование либо критерия неплатежеспособности, либо критерия превышения обязательств над активами). Если должником становиться субъект, не являющийся юридическим лицом, то его правовой статус (для целей открытия производства) приравнивается к статусу юридического лица.

Из этого мы видим, что общей тенденцией законодательства Германии, США, Англии и России является то, что базовыми условиями для возбуждения производства в отношении юридических лиц, как правило, являются показатели, основывающиеся на критерии неспособности исполнить текущие обязательства. Количественные ограничители размера неисполненных обязательств применяются в США (5 000 долларов США), Англии (750 фунтов стерлингов) и России (приблизительно 3 500 долларов США).



Стоит особо подчеркнуть, что в последнее время для предотвращения злоупотреблений должником и обеспечения сохранности его активов стали применяться различные варианты обеспечительных мер. Среди них — контроль действий должника, блокирование правомочий распоряжения, отстранение должника от управления бизнесом. Конкретные проявления этих способов зависят от модели построения национальной системы правового регулирования несостоятельности.

Из выше сказанного следует сделать вывод, что законодательство о несостоятельности во всех национальных правовых системах имеет следующие общие черты: — право подачи заявления о возбуждении производства по делу принадлежит как должнику, так и кредитору;

— базовыми условиями для возбуждения производства в отношении юридических лиц, как правило, являются показатели, основывающиеся на критерии неспособности исполнить текущие обязательства (за исключением Франции);

— при открытии конкурсного производства должник лишается или существенно ограничивается в праве управления и распоряжения своим имуществом;

— конкурсный управляющий вступает во владение имуществом и охраняет его.

Если говорить о банкротстве (несостоятельности) кредитных организаций в зарубежных странах, то его правовое регулирование неоднозначно. В России, Германии, Франции применяется общая процедура банкротства (несостоятельности) в отношении кредитных организаций. США и Англия делают исключение в отношении данных организаций.

Вопрос о возможности и необходимости использования зарубежного опыта правовых государств, бесспорно, нужно решать положительно.

Однако конкретное применение опыта зарубежных государств возможно только при условии активного учета и использования отечественного опыта. Так, мы видим, что европейское страны уже давно применяют банкротство к физическим лицам, а для российского законодательства это своего рода является новеллой. Также весьма позитивным может сказаться применение в качестве основания для подачи заявления о возбуждении производства по делу «угроза неплатежеспособности», которая сейчас применяется в законодательстве Германии.



Во Франции представители суда стремятся инициировать переговоры должника с кредиторами при первых признаках неплатежеспособности. Для оценки текущего финансового состояния предприятий создана схема обязательной и постоянной отчетности перед Торговым Судом. Когда предоставленная предприятием финансовая информация свидетельствует о надвигающихся проблемах, президент Торгового Суда предлагает руководителю предприятия начать переговоры с кредиторами. Для ведения переговоров, на которые отведено три месяца, президент может назначить специальное лицо.

И в российских условиях система постоянного мониторинга финансового состояния предприятий (опыт Франции) позволила бы вовремя принимать меры, предупреждающие банкротство. В виду этого представляется необходимым введение системы постоянного мониторинга финансового состояния кредитных организаций, которая позволила бы вовремя принимать меры, предупреждающие банкротство кредитных организаций и нейтрализовать негативные финансовые последствия для кредиторов таких организаций. Органом, осуществляющим такой мониторинг, мог бы выступить Центральный Банк Российской Федерации. Конечно, организация системы мониторинга требует соответствующих временных и денежных затрат, но, на наш взгляд ее существование более оправданно чем безнадежные попытки восстановления банкротов.

Концепции законов о банкротстве в зарубежных странах строятся таким образом, что зачастую должнику самому выгодно, чтобы в отношении него была начата процедура банкротства. И чем раньше начнут работать механизмы реабилитационных процедур (мораторий на удовлетворение требований кредиторов, отказ от невыгодных договоров), тем больше шансов, что экономическое положение должника стабилизируется. Можно также предположить, что на современном этапе, помимо справедливого удовлетворения требований всех кредиторов, другой, не менее важной, целью производства по делу о несостоятельности является восстановление платежеспособности должника.

Итак, подводя итоги вышеизложенному, автор считает, что Российская Федерация, идя по пути законодательства иностранных государств, не учла многих аспектов, присущих российскому государству и зарубежным странам: различное государственное и правовое устройство, разная экономика и материальный уровень граждан, приоритеты, традиции и менталитет.



Специфика кредитных организаций и накопленный правовой опыт эволюции института банкротства кредитных организаций позволяют сделать вывод о том, что развитие этого института должно быть направлено на защиту имущественных прав и интересов кредиторов, и, прежде всего, на обеспечение сохранности и возврата имущества кредитной организации, расширение правовых форм предупреждения ее несостоятельности, более раннее применение контрольных и ограничительных мер, повышение требований к профессиональному уровню и правомерности управления кредитной организацией при предупреждении несостоятельности и в ходе процедур банкротства.

  • История законодательства о банкротстве кредитных организаций в России и некоторых зарубежных странах, VIPERSON

Экономист о снижении ставки ЦБ: это было ожидаемо, хотелось бы продолжения

Публикации

Популярные теги

Избранные публикации

Как стать нашим автором?

Прислать нам свою биографию или статью

в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован

О admin

x

Check Also

Процедура подачи иска на банкрота

Процедура подачи иска на банкрота Заявление о вступление в реестр требований кредиторов Подавай. решение о банкротстве? что их признали банкротами? ...

Как взыскать задолженность с банка банкрота

Взыскание задолженности после завершения процедур банкротства. (Страница 1) — Последствия банкротства физических лиц — Форум о банкротстве физических лиц и ...

Чем опасна покупка квартиры у банкрота

Закон о личном банкротстве физических лиц (№ 127-ФЗ) вступил в силу только 1 октября, при этом в Красноярском крае уже ...

Как спасти вклад из банка-банкрота? Управление личными финансами

Надолго оставлять свои сбережения на банковском вкладе – дело бессмысленное. Но если вы все же оказались в ситуации, когда у ...